Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Гамлет, принц датский (пер. М. Лозинского) - стр.10
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     Розенкранц
     Нет, по правде, этого уже не бывает.
     Гамлет
     Почему же? Или они начали ржаветь?
     Розенкранц
     Нет, их усердие идет обычным шагом; но там имеется выводок детей [*], маленьких соколят, которые кричат громче, чем требуется, за что им и хлопают прежестоко; сейчас они в моде и так честят простой театр – как они его зовут, – что многие шпагоносцы побаиваются гусиных перьев и едва осмеливаются ходить туда.
     Гамлет
     Как, это дети? Кто их содержит? Что им платят? Или они будут заниматься своим ремеслом только до тех пор, пока могут петь? Не скажут ли они впоследствии, если вырастут в простых актеров, – а это весьма возможно, если у них не найдется ничего лучшего, – что их писатели им повредили, заставляя их глумиться над собственным наследием?
     Розенкранц
     Признаться, немало было шуму с обеих сторон, и народ не считает грехом подстрекать их к препирательствам; одно время за пьесу ничего не давали, если в этой распре сочинитель и актер не доходили до кулаков. [*]
     Гамлет
     Не может быть!
     Гильденстерн
     О, много было раскидано мозгов.
     Гамлет
     И власть забрали дети?
     Розенкранц
     Да, принц, забрали; Геркулеса вместе с его ношей. [*]
     Гамлет
     Это не так уж странное вот мой дядя – король Датский, и те, кто строил ему рожи, пока жив был мой отец, платят по двадцать, сорок, пятьдесят и по сто дукатов за его портрет в миниатюре. Черт возьми, в этом есть нечто сверхъестественное, если бы только философия могла доискаться.
     Трубы.

     Гильденстерн
     Вот и актеры.
     Гамлет
     Господа, я рад вам в Эльсиноре. Ваши руки. Спутниками радушия служат вежество и обходительность; позвольте мне приветствовать вас этим способом, а не то мое обращение с актерами, я вам говорю, должно быть наружно прекрасным, покажется более гостеприимным, чем по отношению к вам. Я рад вам; но мой дядя-отец и моя тетка-мать ошибаются.
     Гильденстерн
     В чем, дорогой мой принц?
     Гамлет
     Я безумен только при норд-норд-весте; когда ветер с юга, я отличаю сокола от цапли.
     Входит Полоний.

     Полоний
     Всяких вам благ, господа!
     Гамлет
     Послушайте, Гильденстерн, – и вы также, – на каждое ухо по слушателю: этот большой младенец, которого вы видите, еще не вышел из пеленок.
     Розенкранц
     Быть может, он вторично в них попал ведь говорят, старый человек – вдвойне ребенок.
     Гамлет
     Я вам пророчу, что он явился сообщить мне об актерах; вот увидите. – Вы правы, сударь; в понедельник утром; так это и было, совершенно верно
     Полоний
     Государь мой, у меня для вас новости.
     Гамлет
     Государь мой, у меня для вас новости. Когда Росций был актером в Риме…
     Полоний
     Принц, актеры приехали сюда.
     Гамлет
     Кш, кш!
     Полоний
     По чести моей…
     Гамлет
     «И каждый ехал на осле…». [*]
     Полоний
     Лучшие актеры в мире для представлений трагических, комических, исторических, пасторальных, пасторально-комических, историко-пасторальных, трагико-исторических, трагико-комико-историко-пасторальных, для неопределенных сцен и неограниченных поэм; у них и Сенека, не слишком тяжел и Плавт не слишком легок. Для писаных ролей и для свободных – это единственные люди.
     Гамлет
     О Иеффай, судия израильский [*], какое у тебя было сокровище!
     Полоний
     Какое у него было сокровище, принц?
     Гамлет
     Как же,
     «Одна-единственная дочь,
     Что он любил нежней всего».
     Полоний
     (в сторону)
     Все о моей дочери.
     Гамлет
     Разве я неправ, старый Иеффай?
     Полоний
     Если вы меня зовете Иеффаем, принц, то у меня есть дочь, которую я люблю нежней всего.
     Гамлет
     Нет, следует не это.
     Полоний
     А что же следует, принц?
     Гамлет
     А вот что.
     «Но выпал жребий, видит бог», и дальше, сами знаете: «Случилось так, как и думал всяк». Первая строфа этой благочестивой песни скажет вам остальное; потому что, вот видите, идут мои отвлекатели. [*]
     Входят четверо или пятеро актеров.

     Добро пожаловать, господа; добро пожаловать всем – Я рад тебя видеть благополучным. – Добро пожаловать, дорогие друзья! – А, мой старый друг! Твое лицо обросло бахромой с тех пор, как я тебя в последний раз видел; или ты приехал в Данию, чтобы меня затмить? – Что я вижу, моя молодая госпожа! [*] Клянусь владычицей небесной, ваша милость ближе к небу, чем когда я видел ее в последний раз, на целый каблук. Молю бога, чтобы ваш голос не оказался надтреснутым, как вышедший из обращения золотой. – Господа, всем вам добро пожаловать. Мы, как французские сокольники, налетим на первое, что нам попадется; давайте сразу же монолог; ну-ка, покажите нам образец вашего искусства: ну-ка, страстный монолог.
     Первый актер
     Какой монолог, мой добрый принц?
     Гамлет
     Я слышал, как ты однажды читал монолог, но только он никогда не игрался; а если это и было, то не больше одного раза; потому что пьеса, я помню, не понравилась толпе; для большинства это была икра [*]; но это была – как я ее воспринял и другие, чье суждение в подобных делах погромче моего, – отличная пьеса, хорошо распределенная по сценам, построенная столь же просто, сколь и умело. Я помню, кто-то сказал, что стихи не приправлены для того, чтобы сделать содержание вкусным, а речи не содержат ничего такого, что обличало бы автора в вычурности, и называл это добропорядочным приемом, здоровым и приятным, и гораздо более красивым, нежели нарядным. Один монолог я в ней особенно любил; это был рассказ Энея Дидоне; и главным образом то место, где он говорит об убиении Приама. Если он жив в вашей памяти, начните с этой строки; позвольте, позвольте: «Косматый Пирр [*] с гирканским зверем [*] схожий…». Не так; начинается с Пирра:
     «Косматый Пирр – тот, чье оружие черно,
     Как мысль его, и ночи той подобно,
     Когда в зловещем он лежал коне, –
     Свой мрачный облик ныне изукрасил
     Еще страшней финифтью ныне он –
     Сплошная червлень [*] весь расцвечен кровью
     Мужей и жен, сынов и дочерей,


Пред. стр.10 След.




© Книги 2011-2018