Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Гамлет, принц датский (пер. М. Лозинского) - стр.23
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     *]: она утопилась умышленно.
     Второй могильщик
     Нет, ты послушай, господин копатель…
     Первый могильщик
     Погоди. Вот здесь тебе вода; хорошо; вот здесь тебе человек; хорошо; ежели человек идет к этой воде и топится, то хочет не хочет, а он идет; заметь себе это; но ежели вода идет к нему и топит его, то он не топится; отсюда эрго: кто неповинен в своей смерти, тот своей жизни не сокращает.
     Второй могильщик
     И это такой закон?
     Первый могильщик
     Вот именно; уголовный закон.
     Второй могильщик
     Хочешь знать правду? Не будь она знатная дама, ее бы не хоронили христианским погребением.
     Первый могильщик
     То-то оно и есть; и очень жаль, что знатные люди имеют на этом свете больше власти топиться и вешаться, чем их братья-христиане. – Ну-ка, мой заступ. Нет стариннее дворян, чем садовники, землекопы и могильщики; они продолжают ремесло Адама.
     Второй могильщик
     А он был дворянин?
     Первый могильщик
     Он первый из всех ходил вооруженный. [*]
     Второй могильщик
     Да у него не было оружия.
     Первый могильщик
     Да ты кто? Язычник, что ли? Как ты понимаешь писание? В писании сказано: «Адам копал»; как бы он копал, ничем для этого не вооружась? Я тебе еще вопрос задам: если ты ответишь невпопад, то покайся… [*]
     Второй могильщик
     Ну, валяй.
     Первый могильщик
     Кто строит прочнее каменщика, судостроителя и плотника?
     Второй могильщик
     Виселичный мастер; потому что это сооружение переживет тысячу постояльцев.
     Первый могильщик
     Твое словцо мне нравится, скажу по правде; виселица – это хорошо; но только как это хорошо? Это хорошо для тех, кто поступает дурно; а ты вот поступаешь дурно, говоря, что виселица построена прочнее, нежели церковь; отсюда эрго: виселица была бы хороша для тебя. Ну-ка, начинай сначала.
     Второй могильщик
     «Кто прочнее строит, чем каменщик, судостроитель и плотник?»
     Первый могильщик
     Да, скажи, и можешь гулять.
     Второй могильщик
     А вот могу сказать.
     Первый могильщик
     Ну-ка!
     Второй могильщик
     Нет, черт, не могу.
     Входят Гамлет и Горацио, поодаль.

     Первый могильщик
     Не ломай себе над этим мозги; потому что глупый осел от колотушек скорей не пойдет, а ежели тебе в другой раз зададут такой вопрос, скажи: «могильщик»; дома, которые он строит, простоят до судного дня. Вот что, сходи-ка к Йогену [*], принеси мне скляницу водки.
     Второй могильщик уходит.

     (Копает и поет.)
     «В дни молодой любви, любви,
     Я думал – милей всего
     Коротать часы – ох! – с огнем – ух! [*] – в крови,
     Я думал – нет ничего».
     Гамлет
     Или этот молодец не чувствует, чем он занят, что он поет, роя могилу?
     Горацио
     Привычка превратила это для него в самое простое дело.
     Гамлет
     Так всегда; рука, которая мало трудится, всего чувствительнее.
     Первый могильщик
     (поет)
     «Но старость, крадучись, как вор,
     Взяла своей рукой
     И увезла меня в страну,
     Как будто я не был такой».
     (Выбрасывает череп.)
     Гамлет
     У этого черепа был язык, и он мог петь когда-то; а этот мужик швыряет его оземь, словно это Каинова челюсть, того, что совершил первое убийство! Может быть, это башка какого-нибудь политика, которую вот этот осел теперь перехитрил; человек, который готов был провести самого господа бога, – разве нет?
     Горацио
     Возможно, принц.
     Гамлет
     Или придворного, который говорил: «Доброе утро, дражайший государь мой! Как вы себя чувствуете, всемилостивейший государь мой?» Быть может, это государь мой Такой-то, который хвалил лошадь государя моего Такого-то, рассчитывая ее выпросить, – разве нет?
     Горацио
     Да, мой принц.
     Гамлет
     Вот именно; а теперь это – государыня моя Гниль, без челюсти, и ее стукает по крышке заступ могильщика; вот замечательное превращение, если бы только мы обладали способностью его видеть. Разве так дешево стоило вскормить эти кости, что только и остается играть ими в рюхи? Моим костям больно от такой мысли.
     Первый могильщик
     (поет)
     «Лопата и кирка, кирка,
     И саван бел, как снег;
     Ах, довольно яма глубока,
     Чтоб гостю был ночлег».
     (Выбрасывает еще череп.)
     Гамлет
     Вот еще один. Почему бы ему не быть черепом какого-нибудь законоведа? Где теперь его крючки и каверзы, его казусы, его кляузы и тонкости? Почему теперь он позволяет этому грубому мужику хлопать его грязной лопатой по затылку и не грозится привлечь его за оскорбление действием? Хм! Быть может, в свое время этот молодец был крупным скупщиком земель, со всякими закладными, обязательствами, купчими, двойными поручительствами и взысканиями; неужели все его купчие и взыскания только к тому и привели, что его землевладельческая башка набита грязной землей? Неужели все его поручительства, даже двойные, только и обеспечили ему из всех его приобретений что длину и ширину двух рукописных крепостей? Даже его земельные акты вряд ли уместились бы в этом ящике; а сам обладатель только это и получил?
     Горацио
     Ровно столько, мой принц.
     Гамлет
     Ведь пергамент выделывают из бараньей кожи?
     Горацио
     Да, мой принц, и из телячьей также.
     Гамлет
     Бараны и телята – те, кто ищет в этом обеспечения. Я поговорю с этим малым – Чья это могила, любезный?
     Первый могильщик
     Моя, сударь.
     (Поет.)
     «Ах, довольно яма глубока,
     Чтоб гостю был ночлег».
     Гамлет
     Разумеется, твоя, раз ты в ней путаешься. [*]
     Первый могильщик
     Вы, сударь, путаетесь не в ней, так, значит, она не ваша; что до меня то я в ней не путаюсь, и все-таки она моя.
     Гамлет
     Ты в ней путаешься, потому что ты стоишь в ней и говорить, что она твоя; она для мертвых, а не для живых; значит, ты путаешься.
     Первый могильщик
     Это, сударь, путаница живая; она возьмет и перескочит от меня к вам.
     Гамлет
     Для какого христианина ты ее роешь?
     Первый могильщик
     Ни для какого, сударь.
     Гамлет
     Ну так для какой христианки?
     Первый могильщик
     Тоже ни для какой.
     Гамлет
     Кого в ней похоронят?
     Первый могильщик
     Того, кто был когда-то христианкой, сударь, но она – упокой, боже, ее душу – умерла.


Пред. стр.23 След.




© Книги 2011-2018