Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34 Гамлет, принц датский (пер. М. Лозинского) - стр.13
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     Офелия
     О, что за гордый ум сражен! Вельможи,
     Бойца, ученого – взор, меч, язык;
     Цвет и надежда радостной державы,
     Чекан изящества, зерцало вкуса,
     Пример примерных – пал, пал до конца!
     А я, всех женщин жалче и злосчастней,
     Вкусившая от меда лирных клятв,
     Смотрю, как этот мощный ум скрежещет,
     Подобно треснувшим колоколам,
     Как этот облик юности цветущей
     Растерзан бредом; о, как сердцу снесть:
     Видав былое, видеть то, что есть!
     Король и Полоний возвращаются.
     Король
     Любовь? Не к ней его мечты стремятся.
     И речь его, хоть в ней и мало строя.
     Была не бредом. У него в душе
     Уныние высиживает что-то;
     И я боюсь, что вылупиться может
     Опасность; чтоб ее предотвратить,
     Я, быстро рассудив, решаю так:
     Он в Англию отправится немедля,
     Сбирать недополученную дань;
     Быть может, море, новые края
     И перемена зрелищ истребят
     То, что засело в сердце у него,
     Над чем так бьется мозг, обезобразив
     Его совсем. Что ты об этом скажешь?
     Полоний
     Так будет хорошо; а все ж, по мне,
     Начало и причина этой скорби –
     В отвергнутой любви. – Ну, что, Офелия?
     О принце можешь нам не сообщать,
     Все было слышно. – Государь, да будет
     По-вашему; но после представленья
     Пусть королева-мать его попросит
     Открыться ей; пусть говорит с ним прямо.
     Дозвольте мне прислушаться. И если
     Он будет запираться, вы его
     Пошлите в Англию иль заточите,
     Куда сочтете мудрым.
     Король
     Да, нет спора.
Безумье сильных требует надзора.

     Сцена 2
     Зала в замке.
     Входят Гамлет и актеры.

     Гамлет
     Произносите монолог, прошу вас, как я вам его прочел, легким языком; а если вы станете его горланить, как это у вас делают многие актеры, то мне было бы одинаково приятно, если бы мои строки читал бирюч. И не слишком пилите воздух руками, вот этак; но будьте во всем ровны, ибо в самом потоке, в буре и, я бы сказал, в смерче страсти вы должны усвоить и соблюдать меру, которая придавала бы ей мягкость. О, мне возмущает душу, когда я слышу, как здоровенный, лохматый детина рвет страсть в клочки, прямо-таки в лохмотья, и раздирает уши партеру [*], который по большей части ни к чему не способен, кроме невразумительных пантомим и шума; я бы отхлестал такого молодца, который старается перещеголять Термаганта [*]; они готовы Ирода переиродить; прошу вас, избегайте этого.
     Первый актер
     Я ручаюсь вашей чести.
     Гамлет
     Не будьте также и слишком вялы, но пусть ваше собственное разумение будет вашим наставником, сообразуйте действие с речью, речь с действием, причем особенно наблюдайте, чтобы не переступать простоты природы; ибо все, что так преувеличено, противно назначению лицедейства, чья цель как прежде, так и теперь была и есть – держать как бы зеркало перед природой, являть добродетели ее же черты, спеси – ее же облик, а всякому веку и сословию – его подобие и отпечаток. Если это переступить или же этого не достигнуть, то хотя невежду это и рассмешит, однако же ценитель будет огорчен; а его суждение, как вы и сами согласитесь, должно перевешивать целый театр прочих. Ах, есть актеры, – и я видел, как они играли, и слышал, как иные их хвалили, и притом весьма, – которые, если не грех так выразиться, и голосом не обладая христианским, и поступью не похожие ни на христиан, ни на язычников, ни вообще на людей, так ломались и завывали, что мне думалось, не сделал ли их какой-нибудь поденщик природы, и сделал плохо, до того отвратительно они подражали человеку.
     Первый актер
     Надеюсь, мы более или менее искоренили это у себя.
     Гамлет
     Ах, искорените совсем. А тем, кто у вас играет шутов, давайте говорить не больше, чем им полагается; потому что среди них бывают такие, которые сами начинают смеяться, чтобы рассмешить известное количество пустейших зрителей, хотя как раз в это время требуется внимание к какому-нибудь важному месту пьесы; это пошло и доказывает весьма прискорбное тщеславие у того дурака, который так делает. Идите приготовьтесь.
     Актеры уходят.
     Входят Полоний, Розенкранц и Гильденстерн.

     Ну что, сударь мой? Желает король послушать это произведение?
     Полоний
     И королева также, и притом немедленно.
     Гамлет
     Скажите актерам поторопиться.
     Полоний уходит.

     Не поможете ли и вы оба поторопить их?
     Розенкранц и Гильденстерн
     Да, принц.
     Розенкранц и Гильденстерн уходят.

     Гамлет
     Эй! Горацио!
     Входит Горацио.

     Горацио
     Здесь, принц, к услугам вашим.
     Гамлет
     Горацио, ты лучший из людей,
     С которыми случалось мне сходиться.
     Горацио
     О принц…
     Гамлет
     Нет, не подумай, я не льщу;
     Какая мне в тебе корысть, раз ты
     Одет и сыт одним веселым нравом?
     Таким не льстят. Пусть сахарный язык
     Дурацкую облизывает пышность
     И клонится проворное колено
     Там, где втираться прибыльно. Ты слышишь?
     Едва мой дух стал выбирать свободно
     И различать людей, его избранье
     Отметило тебя; ты человек,
     Который и в страданиях не страждет
     И с равной благодарностью приемлет
     Гнев и дары судьбы; благословен,
     Чьи кровь и разум так отрадно слиты,
     Что он не дудка в пальцах у Фортуны,
     На нем играющей. Будь человек
     Не раб страстей, – и я его замкну
     В средине сердца, в самом сердце сердца,
     Как и тебя. Достаточно об этом.
     Сегодня перед королем играют;
     Одна из сцен напоминает то,
     Что я тебе сказал про смерть отца;
     Прошу тебя, когда ее начнут,
     Всей силою души следи за дядей;
     И если в нем при некоих словах
     Сокрытая вина не содрогается,
     To, значит, нам являлся адский дух
     И у меня воображенье мрачно,
     Как кузница Вулкана. Будь позорче;
     К его лицу я прикую глаза,
     А после мы сличим сужденья наши
     И взвесим виденное.
     Горацио
     Хорошо.
     Когда он утаит хоть что-нибудь
     И ускользнет, то я плачу за кражу.
     Гамлет
     Они идут; мне надо быть безумным;
     Садись куда-нибудь.
     Датский марш. Трубы. Входят король, королева. Полоний, Офелия, Розенкранц, Гильденстерн и другие приближенные вельможи вместе со стражей, несущей факелы.



Пред. стр.13 След.




© Книги 2011-2018