Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Древние тайны (Сборник) - стр.222
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     – Я разошелся с ней. Я никогда не любил Екатерину! Это всем известно.
     – Так же, как и то, что она – младшая сестра королевы, которая меня ненавидит. Ну как я могу спать спокойно, если ты рядом?
     – Вы нуждаетесь во мне, герцог, – спокойно сказал Бэкингем. – Кто-то должен делать за вас всю грязную работу. Вы не можете полагаться на одних Тайреллов. Они продадут вас за пару шиллингов.
     – А какова твоя цена, герцог? Тысяча фунтов?
     – Или вы будете доверять мне, Глостер, или я уезжаю. И добивайтесь короны самостоятельно, – обиделся Бэкингем.
     Ричард отвернулся к стене и замолчал. Молчал долго, целую минуту. Когда он снова обратил свой взор к Бэкингему, его лицо озаряла добрая, хотя и кривоватая улыбка.
     – Я испытывал тебя, мой друг. Я же знаю, насколько тебе бывает трудно, но ты выбрал справедливую сторону в этой борьбе и пойдешь со мной до конца. До победы. До нашей победы!
     Бэкингем склонил голову.
     Он ничего не ответил.
     Глостер ждал, скажет ли он еще что-нибудь, но не дождался. И тогда сказал сам, может быть, для того, чтобы оставить за собой последнее слово:
     – Поезжай-ка пока к себе, в Уэльс, который я даю тебе в управление. Собери там налоги. Нам с тобой понадобятся деньги.
     – А парламент? Кто будет обрабатывать этих тупых баронов?
     – Пока я напущу на них моих законников во главе с доктором Шеем. А ты вернешься и наведешь глянец.
     – Вы решили не спешить со своей коронацией?
     – Какая может быть речь о коронации? Я об этом и не думаю. И тебе думать не советую.
     – Я поехал собирать силы, – сказал Бэкингем.
     – Ты меня правильно понял, – кивнул Ричард. – У нас немало врагов. Но если я стану королем, их станет еще больше, и палачам придется потрудиться.
     – Не спеши убивать принцев, – сказал Бэкингем от самой двери.
     Ричард не ответил.
     Но его губы беззвучно шевельнулись:
     – За эти слова ты мне тоже ответишь... своей жизнью...
     Дождавшись, пока шаги герцога Бэкингема стихли в коридоре, Ричард отправился в оружейную.
     Там хранились бочонки с порохом, стояли прислоненные к козлам алебарды и копья, на полках лежали мечи, а в ящиках россыпью – картечь.
     Ричард прошел через этот мрачный зал к секретной двери в подвал.
     По узкой каменной лестнице с высокими ступеньками он спустился в пыточную комнату.
     В низком зале стоял неистребимый запах крови. Казалось, здесь еще звучат крики узников, умирающих от невыносимых страданий.
     В последние дни здесь никого не пытали, но все было готово: орудия пыток ждали своих жертв.
     Ричард подумал, что неплохо было бы помучить попавшего в плен сэра Генри Уайта – этого упрямого идиота, который никак не может смириться с тем, что Генри Ричмонд никогда не вернется в Англию. Генри слишком беден, и у него нет влиятельных друзей.
     Не считать же друзьями глупенькую Лиззи и ее смиренную мать, на которую придется еще немного нажать – и тогда она станет шелковой.
     Ричард вынул кремень и трут и высек огонь. Масляный факел, прикрепленный к стене, загорелся зловеще и ярко.
     Ричард был опечален.
     И в этом он не мог признаться никому.
     Хотя был человек на свете, который мог читать его мысли и от которого Ричард не мог ничего скрыть.
     И этот человек появился посреди пыточной, словно ниоткуда.
     Перед Глостером стояла высокая женщина в монашеском одеянии.
     Она откинула капюшон, тряхнула головой, и чудесные черные волосы водопадом рассыпались по плечам и спине, ниспадая до пояса.
     – Здравствуй, фея Моргана, – сказал Ричард. – Конец пути близок.
     – Но впереди еще трудные дни, – произнесла фея глубоким, грудным голосом.
     – Они быстро пройдут.
     – А потом может начаться самое трудное...
     – Не пугай меня, фея Моргана. Ты принесла документ?
     – Он давно у меня.
     – Ты уже догадалась, что он может мне понадобиться?
     – А как иначе ты сумеешь захватить не принадлежащий тебе трон? Кто тебе поверит? Кто поверит в то, что ты заботился о детях и вдове?
     – А теперь?
     – Теперь найдутся и такие, кто поверит. Их будет немного. Больше окажется тех, кто пойдет с тобой из-за власти или денег.
     – Мне суждена победа?
     – Я не знаю будущего, – ответила фея.
     Ричард не поверил ей.
     И она, угадав его мысли, ответила:
     – Ты можешь верить или не верить, от этого суть дела не меняется.
     – Я делаю все ради любви, – сказал Ричард.
     – Что ты говоришь?!
     – А ты думала, мною движет тщеславие? Страсть к власти? Да ничего подобного! Я полюбил, страстно и нежно...
     – Кого же?
     – Изгони усмешку из своего голоса. Мне, мужчине средних лет, тоже доступно чувство глубокой и бескорыстной любви...
     – Говори, говори, мне интересно послушать еще одну лживую сказку.
     – Когда моя племянница Лиззи подросла и стала девушкой, я понял, что все свои нерастраченные чувства, всю свою душевную боль я брошу к ее маленьким ножкам...
     – А она полюбила недостойного Генри Ричмонда, – закончила за герцога фея Моргана.
     – А ей показалось, что она полюбила этого мальчишку!
     – Она не любит и никогда не полюбит тебя.
     – Она сама себя не знает. А я знаю, какая стоит передо мной цель, и всегда ее добиваюсь. Но я не мог добиваться ее руки, пока был жив мой брат. Он бы меня не понял.
     – Не сомневаюсь, – засмеялась фея Моргана. – Ты бы не достиг своей цели, а на пути к ней мог и голову потерять.
     – Ты права. Ты права, черт побери! И что мне оставалось?
     – Тебе оставалось убить своего брата, потому что он был отцом твоей любимой девочки, – сказала фея. – К сожалению, он был еще и королем. Все вместе.
     – Ты мне помогла, – прошептал Ричард. – Ты – воплощенное коварство и злоба!
     – Я помогала не тебе – сама по себе злоба не доставляет радости. Мне нужен посох Мерлина. И я жду, когда ты отдашь его мне.
     – Как только ты его получишь, ты перестанешь мне помогать...
     – Перестану.
     – Тогда потерпи, пока я стану королем.


Пред. стр.222 След.




© Книги 2011-2018