Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Древние тайны (Сборник) - стр.13
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     Летела ужасно пустая
     И голая, словно
     Арбуз или даже лимон.
     Ричард печально вздохнул и завершил стихотворение так:
     ...Ни гор, ни заливов, ни четких границ или стран.
     Куда ни посмотришь – лишь мелкий парной океан.
     Ричард замолчал. Аркаша тоже молчал, он не знал: надо ли хвалить эти стихи или Ричард будет читать дальше? Ричард подождал-подождал, потом спросил:
     – Можно дальше читать? Так сказать, вторую главу?
     – Конечно! – обрадовался Аркаша. – Я жду.
     – Брраво! Брраво! – закричал со шкафа попугай.
     Ричард продолжал:
     Летая вот так, миллиарды недель и столетий,
     Само совершенство, а значит, несчастная очень
     Взмолилась Земля,
     Упросила космический ветер,
     Чтоб он постарался
     Хотя бы немножко помочь ей.
     И ветер послушно понесся в глубины Вселенной,
     На поиски жизни, для нашей планеты безвредной.
     Чтоб мелкой, послушной, не очень кусачей была:
     Ведь наша невеста полжизни одна провела!
     Голос Ричарда окреп; он читал стихи, подняв к потолку правую руку, как юный Пушкин. Они даже похожи были с Пушкиным. Его голос звенел:
     Космический ветер
     Микробов принес, инфузорий
     И даже амеб,
     Очень схожих по форме с фасолью,
     Глупейших простейших
     И просто простейших простейших,
     Размером в микрон
     Или в тысячу раз его меньше.
     И все эти твари —
     Красавцы, а чаще уроды —
     Мгновенно ушли в глубину, в малосольные воды.
     Чем дальше читал Ричард, тем больше поэма нравилась Аркаше. Хоть он сам раньше стихов не писал и учить наизусть их не любил, сейчас он подумал, что не мешало бы кое-что запомнить.
     А Ричард между тем продолжал:
     Века миновали.
     И были они знамениты
     Тем, что инфузории выросли до трилобитов
     В подводных долинах,
     В пещерах и даже на скалах
     Плодились трепанги, акулы, кораллы, кальмары...
     Медузы, омары и рыбы различных размеров
     В рассоле водились,
     В условиях самых тепличных,
     Пока в океане им тесно и душно не стало...
     Там скаты парили,
     Как стеганые одеяла,
     На них, как подушки,
     Лежали витые ракушки,
     А звезды блестели,
     Как серьги в ушах у подружки.
     Над ними неспешно скользили морские коньки,
     Как будто по льду,
     Натянувши на хвостик коньки...
     Ричард перевел дух и спросил Аркашу:
     – Хочешь чаю? Или кофе?
     – Спасибо, лимонаду, – сказал Аркаша.
     Ричард нажал кнопку, из стены выехала полочка, на которой стоял бокал лимонада и чашечка с кофе, над которой поднимался душистый пар.
     – Сейчас начнется самое главное, – сказал Ричард. – Я попытался показать в стихотворной форме процесс переселения живых существ на сушу. Тебе не надоело?
     – Ни в коем случае! – ответил Аркаша, маленькими глотками отхлебывая холодный игристый лимонад. – Продолжайте!
     Ричард подумал, вспоминая, и заговорил вновь:
     Неглупая рыба,
     Которую звали тортилла,
     Четыре ноги и две крышки себе отрастила
     И вышла на берег.
     Ей следом кричат: «Не спеши!»
     Она отвечает:
     «Как мило, что здесь ни души».
     Та рыба тортилла по пляжу гуляла без страха.
     С тех пор мы с тобой называем ее черепахой.
     Вот так началось берегов и полей заселение.
     Была пустота,
     А теперь здесь живет население.
     Живет и растет
     Под кустарником или под пальмами,
     В тени баобаба места себе выкроив спальные.
     Там был червячок,
     По размеру совсем пустячок.
     Теперь динозавр встречает тебя горячо.
     Его не дразни, не побей, не задень, не серди ты.
     А то наступил —
     Вот и нету тебя, троглодита!
     Летит птеродактиль:
     Уступит он туче едва ли.
     Такие страшилки – скорей бы они вымирали!..
     Ричард замолчал, допил кофе, потом сказал:
     – Остался последний раздел. И он самый важный для наших с тобой исследований. Слушай:
     Не знаем причин,
     Не имеем об этом преданий.
     В конце мезозоя надвинулось похолодание.
     И насморк косил бронтозавров,
     И бил их бронхит
     За все их грехи.
     Но какие у тварей грехи?
     Леса опустели – как следствие этого мора,
     А в них расплодились
     Поганки и мухоморы.
     Но некому было ходить в те века по грибы.
     Опята поднялись повыше фабричной трубы...
     Ричард замолк.
     Молчание было долгим и тяжелым.
     Его нарушил попугай.
     – Птичку жалко! – проскрипел он со шкафа.
     – Хорошие стихи, – сказала Аркаша. – Большое вам спасибо, что вы их прочитали. Я давно ничего такого задушевного не слышал.
     – А с точки зрения обучения? – спросил Ричард. – Тебе помогла моя поэма увидеть мир динозавров?
     – Конечно, – уверенно ответил Аркаша. – Я запомнил, что моря в древности были мелкими и теплыми, что сначала жизнь развивалась в море, а потом некоторые рыбы вылезли на сушу. Я запомнил, что летающего динозавра называли птеродактилем, а самого большого – бронтозавром. А эпоха, в которую я отправляюсь, называется мезозоем.
     – Молодец! – воскликнул Ричард. – У меня еще не было такого умного и воспитанного практиканта, который так хорошо разбирается в поэзии! Теперь иди в просмотровый зал, и тебе покажут всех основных обитателей средней эпохи – мезозоя, а точнее, ее конца – мелового периода. Он закончился шестьдесят пять миллионов лет назад. Именно тогда и вымерли все динозавры, которые более ста миллионов лет господствовали на нашей с тобой планете. Иди, мой юный друг, наука надеется на тебя!
     – Спасибо, – сказал Аркаша. – Но мне интересно: есть ли у вашей поэмы продолжение?
     – Ах, ты меня удивляешь! – смутился Ричард. – Кое-что я, конечно, написал, но, честно скажу, никому не показывал. Я стесняюсь.
     – А зррря! – прокричал попугай. – Дай нарроду стихи!
     – Вот видите, – сказал Аркаша, – и другие хотят послушать.
     – Попугай тоже меня удивляет, – признался Ричард. – Казалось бы, что ему стихи? Птица приблудная, прилетел неизвестно откуда.
     – От верррблюда! – закричал попугай. – Полундррра!
     – Ну хорошо, – сказал тогда Ричард. – Оставим поэзию. Теперь, когда ты просмотришь видеоматериалы, наш кинооператор научит тебя управляться с мини-камерой – ведь ты будешь снимать кино.


Пред. стр.13 След.




© Книги 2011-2018