Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Звоните и приезжайте - стр.9
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     – Хочется, чтобы у него была нормальная температу­ра, – сказала та самая женщина, сыну которой папа должен был что-то вырезать. И протянула мне градусник. – Он все еще мечется?..
     – Нет, уже лучше, – сказал я. – Гораздо лучше. Не волнуйтесь, пожалуйста…
     – Поставьте ему этот градусник, – попросила она. Будто от градусника что-то зависело.
     – По-моему, есть заметное улучшение, – вновь успо­коил я женщину.
     Она вынула платок, опустила голову и ушла…
     – Неужели вы думаете, – сказал я маме и бабушке, – что, если бы этот ваш… виолончелист заболел гриппом, ему бы столько звонили? И купили бы столько градусни­ков?..
     – Ну, что ты!.. Разве можно сравнить? – воскликнула бабушка. – Тут же речь идет о человеческих жизнях!
     – Да, он нужен людям! – сказал я.
     – Безусловно! – воскликнула мама.
     Не заболей папа вирусным гриппом, она бы ни за что этого не воскликнула. То есть она, может, произнесла бы то же самое слово, но не так твердо, не так уверенно.
     Во всех газетах пишут, что с вирусным гриппом надо беспощадно бороться. А я думал об этих вирусах с неж­ностью и даже с любовью… Что поделаешь? Если они мне так помогли!
     В тот день я твердо решил, что, если меня и дальше будут дома недооценивать, я тоже тяжело заболею. Хорошо было бы умереть… на время, чтобы все поняли, кого они потеряли! Но так как это, к сожалению, невозможно, я обязательно заболею! И весь наш класс (все сорок три че­ловека!) будут звонить. Уж я постараюсь! Тогда все сразу поймут…

     6. ЕГОРОВ
     – Ты знаешь, я почти физически ощущаю страдания своих пациентов, – сказал мне однажды папа. Сказал тихо, чтобы мама и бабушка не услышали. Он даже тихо стес­няется говорить им такие слова, потому что они кажутся ему слишком громкими. А может быть, он просто не хочет, чтобы мама знала, как часто он «физически» ощущает стра­дания.
     А мне папа рассказывает обо всем! Даже о том, что всю жизнь, начиная с четвертого класса, он любит одну только маму.
     – Некоторые приятели удивляются этому, – сказал как-то папа.
     – Пусть удивляются! – воскликнул я. – Несчастные! Просто они никогда не встречали таких женщин, как мама…
     Одним словом, от меня у папы не бывает секретов. Мне кажется, что, если когда-нибудь мне будут делать тяжелую операцию, я перенесу ее очень легко. Потому что обо всех тяжелых операциях, которые приходится делать папе, он мне подробно рассказывает, и я к ним как-то уже привык.
     Ведь надо же ему с кем-то делиться! Женщин он не хочет расстраивать. А мужчина, кроме него, в доме только один. Это я!
     Всех тяжелых больных я знаю по имени-отчеству. И родственников их знаю, потому что они без конца звонят нам по телефону. Папа им сообщает: «Сегодня мы вашего мужа начали поворачивать!», «Ваш сын научился ходить! Да, опять… И уже дошел до окна! Поздравляю!..»
     – Можно подумать, что у вас в больнице нет справоч­ного бюро, – сказала бабушка.
     – Близкие люди иногда переносят операцию трудней, чем сами больные, – ответил папа. – Ведь им не дают наркоза! Вот я и стараюсь хотя бы по телефону производить «обезболивание».
     Папе всегда известно, где и кем работают его пациенты, о чем мечтают и сколько у них детей.
     – Нельзя вторгаться в чужую жизнь, не зная ее! – го­ворит он. – Особенно так решительно, как делаем это мы, хирурги…
     Папа всегда очень боится разволновать маму и бабушку Поэтому, когда по утрам он весело и громко поет, я знаю, что на душе у него очень грустно. Или, вернее сказать, тревожно. Тогда я тихонько затаскиваю папу на кухню и спрашиваю:
     – Что, сегодня тяжелая операция? Ты волнуешься?
     – Легких операций не бывает, – почти всегда отвечает папа. А потом говорит: – Много отягощающих обстоя­тельств…– Или что-нибудь вроде этого.
     Ну, я в ответ говорю, что верю в него, – на душе у папы сразу становится легче, и он перестает петь. Днем я сооб­щаю бабушке:
     – Надо узнать, как у Женьки дела с геометрией!
     Набираю номер больницы и, когда папа подходит, спра­шиваю:
     – Ну как? Ты решил задачу?
     Папа сразу меня понимает. Мы с ним вообще понимаем друг друга.
     И когда вечером он приходит домой, я по его лицу точно угадываю – есть осложнения или нет, очень высокая температура или не очень…
     Но однажды папино лицо было таким, что я ничего не понял. Папа был не грустным и не веселым. Он был ни­каким. И походка была чужая. Верней сказать, и походки тоже никакой не было… Я испугался.
     – Что-нибудь случилось? – прошептал я.
     – Он умер, – ответил папа.
     – Кто?
     – Егоров… Иван Павлович.
     Раньше я про Егорова ничего не слышал. И утром в тот день папа не волновался, не пел. Правда, мама с бабушкой уехали на три дня за город. Но все равно – я бы почувст­вовал!
     – А сколько ему было лет?
     – Ну да… Это первый вопрос в таких случаях. Какая разница, сколько лет! Он должен был жить.
     – А что у него было… такое?
     – Ничего особенного. В том-то и дело, что ничего осо­бенного! Операция прошла хорошо. А потом… Как бы тебе объяснить? Образовался маленький сгусточек крови. Тромб.
     – Значит, ты не виноват? (Папа взглянул на меня.) – То есть я не это хотел сказать. Но ведь ты все сделал пра­вильно!
     – Он умер. А позавчера ко мне его мать приходила… Ты понимаешь?
     – Значит, он молодой?
     – Пятьдесят семь лет.
     – И… мать?
     – Ей семьдесят восемь. Но быстрая, и глаза не уста­лые… «Хорошо, говорит, что жена Ванина в санатории, а дети ихние в других городах. А то испугались бы, когда ночью этот приступ случился!» А я еще пошутил: болезнь, говорю, на приступ пошла не страшная. Мы отобьемся! – Она уже знает?..
     – Я сказал ей, что операция будет дней через пять. Так меня Егоров просил. Чтобы не волновалась…


Пред. стр.9 След.




© Книги 2011-2018