Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34 Хоббит, или Туда и обратно (пер. В. Маториной) - стр.79
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     — В Доме Элронда даже мало поспать значит хорошо отдохнуть, — сказал хоббит, — но я хочу поспать много, чтобы принять полный курс лечения! Еще раз доброй ночи, добрые друзья!
     С этими словами Бильбо вернулся в постель и пропал все утро.
     В этом Доме усталость его очень скоро прошла, и несколько вечеров и ночей он веселился и танцевал с эльфами Долины. Но удержать его надолго теперь даже здесь не удалось бы, он все время думал о своем родном доме.
     Итак, через неделю, простившись с Элрондом и уговорив его принять небольшие дары, хоббит выехал из необыкновенного Дома вместе с Гэндальфом.
     Едва они успели покинуть Долину, как на западе потемнело, и в лицо им ударил дождь с ветром.
     — Веселый месяц май! — сказал Бильбо, натягивая капюшон. — Сказки кончились, мы едем домой. Это, наверное, первый привет с родины.
     — До нее еще долгая дорога, — сказал Гэндальф.
     — Зато последняя, — ответил Бильбо.
     Они добрались до Реки, считавшейся границей Дикого Края, съехали с крутого берега к Броду, который вы, наверное, помните. Река вздулась от дождя и талой воды, стекавшей с Гор в приближении лета. Они ее с трудом преодолели, а потом до темноты ехали, не останавливаясь, ибо это в самом деле был последний этап Путешествия. Он оказался очень похожим на начало, только Отряд стал совсем маленьким, и путники больше молчали. И троллей не встретили.
     Бильбо при каждом повороте дороги вспоминал, что здесь с ними происходило в прошлом году (ему казалось, что прошло десять лет, но он помнил каждое слово и событие). Место, где пони забежал в реку, он узнал сразу. Именно здесь они свернули в Лес, где произошло опасное Приключение с Томом, Бертом и Биллом. Возле дороги они нашли закопанное золото троллей: его никто не тронул.
     — Мне уже хватит до конца дней, — сказал Бильбо, когда они его выкопали. — Это лучше ты себе возьми, Гэндальф. По-моему, ты сумеешь найти ему применение.
     — Конечно, сумею! — сказал маг. —Но делить надо поровну! Может быть, у тебя будут непредвиденные расходы.
     Итак, они переложили золото в мешки и навалили их на пони, которым это вовсе не понравилось. Передвижение теперь замедлилось, потому что хоббиту и магу пришлось почти все время идти пешком. Но земля была зеленой, трава — уже густая, и хоббит с удовольствием топал по ней, время от времени вытирая лоб красным шелковым платком (нет, не своим! — у него ни одного не осталось, этот платок он взял взаймы у Элронда), ибо в июне началось лето, снова стало солнечно и жарко.
     Все когда-нибудь кончается, даже наша история, и наконец пришел день, когда они увидели места, где Бильбо родился и вырос, и деревья, каждое из которых он знал, как свои пять пальцев.
     Когда дорога поднялась на бугор, он заметил вдали родную Кручу и вдруг остановился и проговорил:

Убегает дорога вперед и вперед,
По камням, под деревьями, в горы —
По пещерам, которым неведом восход,
Вдоль потоков, не знающих Моря.
По едва проходимым глубоким снегам,
По веселым лужайкам в июне,
Меж цветов по траве, и опять по камням,
То при солнце, то ночью безлунной.
В небо тучи уходят, сияет Звезда,
И несут нас усталые ноги
Наконец-то домой, возвращаясь туда,
Где конец и начало Дороги.
И глаза, что видали огонь и клинки,
Ужас каменных подземелий,
Снова смотрят, как в солнце летят мотыльки
Над холмами в знакомых деревьях.

     Гэндальф посмотрел на него.
     — Дорогой Бильбо, что с тобой случилось? — сказал он. — Ты стал совсем другим хоббитом.
     Потом они прошли по мосту через Реку, мимо мельницы, и поднялись на Кручу к норке Бильбо.
     — Ах ты, беда! Да что же это такое?! — вскричал хоббит.
     Вокруг норы была страшная суета, у двери толпился народ, уважаемые (и неуважаемые) хоббиты сновали взад-вперед, даже не вытирая ног о коврик, как с досадой отметил Бильбо.
     Он был удивлен без меры, а они, увидев его, удивились еще больше. Ибо он явился в разгар аукциона! На воротах усадьбы висело большое объявление красными и черными буквами, возвещавшее о том, что «22-го июня господа Ройл, Ройл и Закопанс объявляют распродажу имущества покойного Бильбо Торбинса, эсквайра, из Торбы-на-Круче, в Хоббиттауне, в Северном Уделе. Распродажа начнется ровно в десять часов».
     Подходило время второго завтрака, и многое из вещей было уже продано за бесценок или почти даром (как частенько случается на аукционах).
     Двоюродные родственники Бильбо, Сумкин-Торбинсы, уже занялись измерением помещений в норе и прикидывали, как будут расставлять здесь свою мебель. Короче, Бильбо был «признан погибшим», и обнаружить, что это заключение оказалось неверным, для некоторых было весьма огорчительно.
     Возвращение господина Бильбо Торбинса вызвало общественное волнение как на Круче, так и за Кручей, и за Рекой, и народ удивлялся не девять дней, а гораздо дольше. Правовая волокита отняла не один год. Много воды утекло, прежде чем господина Торбинса признали живым де-юре. Тех, кто успел сделать на Аукционе особо выгодные приобретения, было очень трудно переубедить; в конце концов, чтобы не тратить время зря, Бильбо выкупил у них собственную мебель. А серебряные ложки таинственно исчезли и так и не нашлись.
     Бильбо подозревал Сумкинсов. Со своей стороны, они так и не признали, что вернувшийся Торбинс — подлинный, и до конца дней остались с ним в натянутых отношениях. На самом деле им ужасно хотелось переселиться в его уютную хоббичью норку.
     А Бильбо в итоге обнаружил, что потерял не только серебряные ложки — он потерял репутацию. Правда, он навсегда остался Другом Эльфов, и к нему с уважением относились гномы, маги и все подбные личности; но среди хоббитов он таким уважением не пользовался. Все хоббиты в округе стали считать его «чокнутым», за исключением племянников и племянниц по линии Туков, но их дружбу с дядей взрослые не поощряли.


Пред. стр.79 След.




© Книги 2011-2017