Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Хоббит, или Туда и обратно (пер. В. Маториной) - стр.63
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     — Что еще или уже там стряслось? — сказал Торин. — Это, конечно, не дракон, ибо тогда он уже перестал бы пищать.
     Они подождали пару минут — дракона поблизости явно не было, и вообще не доносилось никаких звуков, кроме голоса Бильбо издалека.
     — Кто-нибудь, зажгите факел! — приказал Торин. — Или даже два! Похоже, придется помогать нашему Взломщику.
     — Пожалуй, нам действительно пора ему помочь, — сказал Балин. — Я пойду без колебаний. Тем более, что сейчас, вроде, опасности нет.
     Глоин зажег несколько факелов, и они все пошли на голос, держась вдоль стен, и довольно быстро встретили самого Бильбо, шедшего навстречу.
     Когда он их увидел, то приободрился и на вопросы храбро ответил:
     — Всего лишь летучая мышь и потерянный факел! Они даже немного обиделись, что их зря напугали. Если бы в этот момент он сказал им про Аркенстон, могло бы произойти что-нибудь очень неприятное, но он промолчал.
     Проходя, они лишь мельком увидели, как сверкнул великий клад, — этого было достаточно, чтобы в гномьих сердцах разгорелись угли вечной страсти; а если сердце гнома, даже самого достойного, пробуждается от вида золота и драгоценностей, он вдруг становится храбрым и порой неистовым.
     Страх у всех прошел. Всем захотелось обследовать зал, пока, как они думали, Смога не было дома. Все взяли факелы, а когда осмотрелись, то совсем забыли об осторожности. Они хватали то одну, то другую вещь из груды сокровищ, поднимали к свету, гладили, брали следующую. Они набивали карманы драгоценностями, а то, что не могли взять, со вздохом перебирали и пересыпали между пальцами.
     Фили и Кили совсем развеселились, сняли со стены висевшие там старинные золотые арфы с серебряными струнами и ударили по ним. Арфы были волшебными (и не потеряли своих свойств, ибо дракон, не интересовавшийся музыкой, их не тронул). Они оказались настроенными, и темный зал наполнился долго молчавшими мелодиями. Другие гномы, более практичные, не отрывались от груды богатств.
     Торин от остальных сейчас отличался только тем, что, набивая карманы, шарил глазами по сторонам, как будто что-то разыскивал и никак не мог найти. Он искал Аркенстон, но пока никому не говорил об этом… Потом гномы сняли со стен доспехи и вооружились. Торин в позолоченной кольчуге с топориком на серебряной рукояти у пояса, отделанного красными камнями, выглядел совсем по-королевски.
     — Господин Торбинс! — позвал он. — Вот первый платеж в счет вознаграждения! Иди сюда, Бильбо, сними старую куртку и надень это!
     И он помог Бильбо надеть легкую кольчужку, изготовленную давным-давно, наверное, для эльфийского Принца. Кольчуга была из серебряной стали, которую эльфы называют мифрилом, к ней полагался пояс с жемчугами и горным хрусталем. На голову хоббиту надели легкий шлем из тисненой кожи на стальных обручах, с алмазами по краю.
     «Это все великолепно и очень удобно, — подумал Бильбо, — но я, наверное, ужасно нелепо выгляжу. Дома на Круче засмеяли бы! И все же интересно было бы посмотреть на себя в зеркало!»
     У господина Торбинса от сокровищ не так кружилась голова, как у остальных. Их чары на него не действовали. Задолго до того, как гномы начали уставать, ему надоело рыться в этой груде, он сел на пол и стал думать, чем все может кончиться.
     «Я бы много этих кубков отдал за глоток чего-нибудь освежающего из деревянной кружки у Беорна», — подумал он, а вслух сказал:
     — Что будем делать дальше, Торин? Мы-то вооружены, но что все это оружие по сравнению с когтями Смога Ужасающего? Сокровище еще не отвоевано. Надо искать не золото, а выход, мы и так очень долго испытываем судьбу!
     — Ты говоришь правду! — ответил Торин, будто очнувшись. — Идемте! Теперь я вас поведу. Я за тысячу лет не забуду переходов этого дворца.
     Он кликнул товарищей, все собрались вместе, подняли факелы над головами и вышли в широкие двери, не без сожаления оглядываясь на покидаемые драгоценности.
     Сверкающие латы они прикрыли выцветшими капюшонами и рваными плащами и пошли за Торином цепочкой, как будто в темноте двигалась змейка из огоньков, часто останавливаясь, прислушиваясь, не возвращается ли дракон. Вокруг царил хаос, помещения трудно было узнать: так их загадил дракон, но Торин уверенно вел товарищей, помня каждый угол и поворот. Они поднялись по длинной лестнице, свернули, пошли по гулкой галерее вниз, потом снова свернули, поднялись по еще более длинной лестнице, а потом еще по одной. Все переходы были с ровным полом и гладкими стенами, высечены прямо в скале, но в них не замечалось никаких признаков обитания, если не считать летучих мышей, чьи трепещущие тени уносились в темноту при приближении факелов.
     Ступеньки не были рассчитаны на короткие ножки хоббита, и Бильбо уже начало казаться, что он не сможет идти дальше, когда вдруг потолок поднялся очень высоко, так что свет факелов до него не доставал, но там, вверху, через какое-то отверстие шел слабый естественный свет и воздух здесь был чище. Тот же естественный свет проникал через полусгоревшую дверь на ржавых петлях.
     — Это Большой Парадный Зал Трора, — сказал Торин. — Зал советов и пиров. Теперь Главные Ворота недалеко.
     Тесной группой они прошли через зал. Он тоже хранил следы разгрома: разбитые остатки столов, скамей и кресел, черепа и кости на полу, давно сгнившие блюда в расколотой посуде, битые кубки и всюду толстый слой пыли. В конце зала тоже были двери и они увидели более яркий свет и услышали журчание воды.
     — Здесь рождается река Руна, — сказал Торин. — Отсюда она бежит к Главным Воротам. Идем вдоль реки!
     Вода выливалась из отверстия в стене, пенилась и устремлялась в узкий канал, сделанный умелыми руками гномов прямым и глубоким. Вдоль канала шла мощенная камнем дорога, по которой могла маршировать целая армия. Как ни устали гномы и хоббит, они уже не шли, а бежали; и вот поворот, а за ним — ура! — настоящий свет, дневной свет, много света. Они оказались перед высокой аркой со следами искусной резьбы по дереву, сильно потрескавшейся и потемневшей. А за аркой светило неяркое солнце, золотившее и арку, и камни под ней.


Пред. стр.63 След.




© Книги 2011-2018