Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Хоббит, или Туда и обратно (пер. В. Маториной) - стр.56
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     Он не ожидал хора добровольцев, поэтому не был разочарован, услышав в ответ молчание. Больше других выражали неловкость Фили и Кили, которые переминались с ноги на ногу. Один только бессменный наблюдатель Балин, очень подружившийся с хоббитом, сказал, что перешагнет порог вместе с ним и, может быть, даже пройдет немножечко дальше, чтобы в случае необходимости позвать на помощь.
     В оправдание гномов можно сказать только одно: они в самом деле собирались щедро заплатить Бильбо за службу. Они наняли его на трудную и неприятную работу, пусть бедняга и выполняет ее, если согласился; а если он попадет в беду, все постараются его выручить, как было с троллями, в начале Путешествия, когда они еще ничем не были ему обязаны. Так оно и есть: гномы не герои, а расчетливый народ, для них главное — богатство. Есть среди гномов хитрецы и обманщики, и вообще паршивцы, есть хорошие и весьма порядочные, как, например, Торин и Компания, но не требуйте от них слишком многого.
     На черном небе, запятнанном бледными облаками, появились первые звезды, когда хоббит осторожно переступил порог тайного хода и стал пробираться вглубь Горы. Это оказалось гораздо легче, чем он ожидал. Ход был намного удобнее, чем неровные кривые переходы в пещерах орков или запутанные лабиринты лесных эльфов. Гномы делали туннель в расцвете своего величия и умения: он был прямым, как стрела, с гладкими стенами, ровным полом, одинаковым уклоном на всем протяжении. Продвижению мешала только темнота.
     Через некоторое время Балин сказал хоббиту: «Удачи тебе!» — и остался в таком месте, где была еще видна оставшаяся позади дверь и слышались голоса гномов за ней — туннель был хитро сделан, эхо в нем далеко разносило даже шепот. А хоббит надел на палец Кольцо и, стараясь передвигаться бесшумно, пошел вперед. Он проявлял даже больше чем хоббичью осторожность, потому что боялся сильного эха. Он дрожал от страха, но все равно упрямо шел, стиснув зубы. Это был уже не тот хоббит, который когда-то выбежал из Торбы-на-Круче без носового платка. У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч, который он слегка выдвинул из ножен, и шел он, подтянув пояс. Хотя…
     «Ну вот, ты попался, Бильбо Торбинс, — говорил он сам себе. — Сам вляпался, еще тогда, на Неожиданной Вечеринке, а теперь выпутывайся и расплачивайся. Горе мне, как был дураком, так и остался! (Это высказывалась отнюдь не туковская сторона его существа.) Да я же абсолютно не гожусь лазить в драконьи сокровища, да пусть они лежат здесь до скончания века!
     Если бы это был сон, и я мог проснуться и оказаться в собственной прихожей вместо этого отвратительного туннеля!..»
     Но, конечно, это был не сон, и он не проснулся, а пошел дальше. Просвет позади уже исчез. Хоббит был совершенно один. Вскоре в туннеле явно потеплело. «Интересно, что там впереди вроде как светится?» — подумал Бильбо.
     Впереди действительно что-то багровело, причем все ярче и ярче. И в туннеле определенно становилось жарко. Мимо Бильбо плыли струйки пара, он уже вспотел. В ушах у него настойчиво не то бился, не то вибрировал непонятный звук, будто бульканье огромного чайника на огне. Потом Бильбо догадался, что это — сопение кого-то очень большого, спящего впереди в красноватом отсвете. Тут Бильбо приостановился. Следующие несколько шагов стали самым смелый поступком за всю его хоббичью жизнь. По сравнению с этим все последующие великие события бледнели. Один в туннеле, еще не видя опасности, которая его ожидала, он выдержал сам с собой настоящее сражение, и все-таки пошел ей навстречу и все увидел.
     Представьте себе хоббита в конце туннеля. Отверстие — такое же как входное. Из него высовывается хоббичья голова. Перед ним — большой подвал или камера в самом глубоком подземелье. Там почти темно, так что его очертания с трудом угадываются, но от пола поднимается багровый пар — это Смог!
     Огромный красновато-золотистый дракон крепко спал. Монотонный храп с бульканьем вырывался из его ноздрей и закрытой пасти, отплывали клочья пара, но главный огонь дремал. Под брюхом, лапами и свернутым толстым хвостом на полу лежали груды драгоценностей, обработанное золото, золото в слитках, камни, серебро, на все это падали багровые отсветы, как кровавые пятна.
     Крылья Смог сложил, как гигантская летучая мышь, и лежал на боку, развернувшись к хоббиту длинным белесоватым брюхом, к которому от долгого лежания прилипли драгоценности и золотые слитки.
     Там, где Бильбо различал стены, он видел висящие на них латы, шлемы, боевые топоры, мечи и копья, а на полу под стенами — ряды больших сосудов и сундуков, наполненных несметными богатствами.
     Сказать, что Бильбо был поражен, — это ничего не сказать. Он был потрясен, ошеломлен, для выражения его состояния слов не нашлось бы, ибо смертные давно забыли выражения, перенятые у эльфов во времена, когда весь юный мир был удивителен. Бильбо приходилось слышать сказки и песни о драконьих сокровищах, но он всерьез не представлял себе всего их великолепия, очарования, сверкания и притяжения. Чары золота пронзили его сердце, и гномья страсть проникла в него. Он встал, как вкопанный, и, забыв про страшного стража, уставился на бесценный золотой клад.
     Бильбо стоял и смотрел на все это, как ему казалось, целую вечность, а потом против воли ноги его вышли из тени туннеля, и он понял, что крадется к ближайшей груде сокровищ. Над ним вздымалось тело спящего дракона, страшного даже во сне.
     Бильбо схватил большую чашу с двумя ручками, самую тяжелую, какую сумел поднять, и одним глазом покосился на дракона. Смог пошевелил крылом, разжал когти, захрапел на другой ноте. Бильбо немедленно удрал. Но дракон не проснулся — он просто стал смотреть другие сны, сны о жадности и насилии, пока хоббит пыхтел в длинном черном туннеле. Сердце у бедного невысоклика колотилось, руки-ноги дрожали сильнее, чем когда спускался, но главная мысль была: «Я это сделал! Есть доказательство. Пусть теперь попробуют сказать, что я смахиваю на зеленщика!»


Пред. стр.56 След.




© Книги 2011-2018