Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Божественная комедия (илл. Доре) - стр.82
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы


В той жажде молвить, что мне душу жгла,

91

Я начал: «Плод, единый, что, не цветши,
Был создан зрелым, праотец людей,
Дочь и сноху в любой жене нашедший,*

94

Внемли мольбе усерднейшей моей,
Ответь! Вопрос ты ведаешь заране,
И я молчу, чтоб внять тебе скорей».

97

Когда зверек накрыт обрывком ткани,
То, оболочку эту полоша,
Он выдает всю явь своих желаний;

100

И точно так же первая душа
Свою мне радость сквозь лучи покрова
Изобличала, благостью дыша.

103

Потом дохнула: «В нем* я и без слова
Уверенней, чем ты уверен в том,
Что несомненнее всего иного.

106

Его я вижу в Зеркале святом,
Которое, все отражая строго,
Само не отражается ни в чем.

109

Ты хочешь знать, давно ль я, волей бога,
Вступил в высокий сад, где в должный миг
Тебе открылась горняя дорога,*

112

Надолго ль он в глазах моих возник,
И настоящую причину гнева,
И мною изобретенный язык.

115

Знай, сын мой: не вкушение от древа,
А нарушенье воли божества
Я искупал, и искупала Ева.

118

Четыре тысячи и триста два
Возврата солнца твердь меня манила
Там, где Вергилий свыше внял слова;*

121

Оно же все попутные светила
Повторно девятьсот и тридцать раз,
Пока я жил на свете, посетило.*

124

Язык, который создал я, угас
Задолго до немыслимого дела
Тех, кто Немвродов исполнял приказ;*

127

Плоды ума зависимы всецело
От склоннностей, а эти — от светил,
И потому не длятся без предела.

130

Естественно, чтоб смертный говорил;
Но — так иль по-другому, это надо,
Чтоб не природа, а он сам решил.

133

Пока я не сошел к томленью Ада,
«И» в дольном мире звался Всеблагой,
В котором вечная моя отрада;

136

Потом он звался «Эль»; и так любой
Обычай смертных сам себя сменяет,
Как и листва сменяется листвой.

139

На той горе, что выше всех всплывает,
Я пробыл и святым, и несвятым
От утра и до часа, что вступает,

142

Чуть солнце сменит четверть, за шестым».*


     Песнь двадцать седьмая
     Восьмое, звездное небо (окончание) — Вознесение в девятое небо
1

«Отцу, и сыну, и святому духу» —
Повсюду — «слава!» — раздалось в Раю,
И тот напев был упоеньем слуху.

4

Взирая, я, казалось, взором пью
Улыбку мирозданья, так что зримый
И звучный хмель вливался в грудь мою.

7

О, радость! О, восторг невыразимый!
О, жизнь, где всё — любовь и всё — покой!
О, верный клад, без алчности хранимый!

10

Четыре светоча* передо мной
Пылали, и, мгновенье за мгновеньем,
Представший первым* силил пламень свой;

13

И стал таким, каким пред нашим зреньем
Юпитер был бы, если б Марс и он,
Став птицами, сменились опереньем.*

16

Та власть, которой там распределен
Черед и чин, благословенным светам
Велела смолкнуть, и угас их звон,

19

Когда я внял: «Что я меняюсь цветом,
Не удивляйся; внемля мой глагол,
Все переменят цвет в соборе этом.

22

Тот, кто, как вор, воссел на мой престол,*
На мой престол, на мой престол, который
Пуст перед сыном божиим, возвел

25

На кладбище моем* сплошные горы
Кровавой грязи; сверженный с высот,*
Любуясь этим, утешает взоры».

28

Тот цвет, которым солнечный восход
Иль час заката облака объемлет,
Внезапно охватил весь небосвод.

31

И словно женщина, чья честь не дремлет
И сердце стойко, чувствует испуг,
Когда о чьем-либо проступке внемлет,

34

Так Беатриче изменилась вдруг;
Я думаю, что небо так затмилось,
Когда Всесильный* поникал средь мук.

37

Меж тем все дальше речь его стремилась,
И перемена в голосе была
Не меньшая, чем в облике явилась.

40

«Невеста божья не затем взросла
Моею кровью, кровью Лина, Клета,
Чтоб золото стяжалось без числа;

43

И только чтоб стяжать блаженство это,
Сикст, Пий, Каликст и праведный Урбан,*
Стеня, пролили кровь в былые лета.

46

Не мы хотели, чтобы христиан
Преемник наш пристрастною рукою
Делил на правый и на левый стан;*

49

Ни чтоб ключи, полученные мною,
Могли гербом на ратном стяге стать,
Который на крещеных поднят к бою;

52

Ни чтобы образ мой скреплял печать
Для льготных грамот, покупных и лживых,
Меня краснеть неволя и пылать!

55

В одежде пастырей-волков грызливых
На всех лугах мы видим средь ягнят.
О божий суд, восстань на нечестивых!

58

Гасконцы с каорсинцами* хотят
Пить нашу кровь; о доброе начало,*
В какой конечный впало ты разврат!

61

Но промысел, чья помощь Рим спасала
В великой Сципионовой борьбе,*
Спасет, я знаю, — и пора настала.

64

И ты, мой сын, сойдя к земной судьбе
Под смертным грузом, смелыми устами
Скажи о том, что я сказал тебе!»

67

Как дельный воздух мерзлыми парами
Снежит к земле, едва лишь Козерог
К светилу дня притронется рогами,*

70

Так здесь эфир себя в красу облек,
Победные взвевая испаренья,
Помедлившие с нами долгий срок.

73

Мой взгляд следил все выше их движенья,
Пока среда чрезмерной высоты
Ему не преградила восхожденья.

76

И госпожа, когда от той меты
Я взор отвел, сказала: «Опуская
Глаза, взгляни, куда пронесся ты!»

79

И я увидел, что с тех пор, когда я
Вниз посмотрел, над первой полосой
Я от средины сдвинулся до края.*

82

Я видел там, за Гадесом* , шальной
Улиссов путь;* здесь — берег, на котором
Европа стала ношей дорогой.*

85

Я тот клочок* обвел бы шире взором,
Но солнце в бездне упреждало нас
На целый знак и больше,* в беге скором.

88

Влюбленный дух, который всякий час
Стремился пламенно к своей богине,
Как никогда ждал взора милых глаз;

91

Все, чем природа или кисть доныне
Пленяли взор, чтоб уловлять сердца,
Иль в смертном теле, или на картине,

94

Казалось бы ничтожным до конца
Пред дивной радостью, что мне блеснула,
Чуть я увидел свет ее лица;

97

И мощь, которой мне в глаза пахнуло,
Меня, рванув из Ледина гнезда,*
В быстрейшее из всех небес* метнула.

100

Так однородна вся его среда,
Что я не ведал, где я оказался,
Моей вожатой вознесен туда.

103

И мне, чтоб я в догадках не терялся,
Так радостно сказала госпожа,
Как будто бог в ее лице смеялся:

106

«Природа мира, все, что есть, кружа
Вокруг ядра, которое почило,*
Идет отсюда, как от рубежа.

109

И небо это божья мысль вместила,
Где и любовь, чья власть его влечет,



Пред. стр.82 След.




© Книги 2011-2018