Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Божественная комедия (илл. Доре) - стр.65
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы


Возмездием за наслажденье злом.

85

Природа ваша, согрешая tota*
В своем зерне,* утратила, упав,
Свои дары и райские ворота;

88

И не могла вернуть старинных прав,
Как строгое покажет рассужденье,
Тот или этот брод не миновав:

91

Иль чтоб господь ей даровал прощенье
Из милости; иль чтобы смертный сам
Мог искупить свое грехопаденье.

94

Теперь направь глаза ко глубинам
Предвечного совета и вниманьем
Усиленно прильни к мои словам!

97

Сам человек достойным воздаяньем
Спасти себя не мог, лишенный сил
Принизиться настолько послушаньем,

100

Насколько вознестись, ослушный, мнил;
Вот почему своими он делами
Себя бы никогда не искупил.

103

Был должен бог, раз не могли вы сами,
К всецелой жизни возвратить людей,
Будь то одним, будь то двумя путями.*

106

Но делателю дело тем милей,
Чем более, из сердца источая,
В него вложил он благости своей;

109

И благость божья, в мире разлитая,
Тем и другим направилась путем,
Вас к прежним высям вознести желая.

112

Между последней тьмой и первым днем
Величественней не было деянья
И не свершится впредь ни на одном.*

115

Бог, снизошедший до самоотданья,
Щедрее вам помог себя спасти,
Чем милостью простого оправданья;

118

И были бы закрыты все пути
Для правосудья, если б сын господень
Не принял униженья во плоти.

121

Чтоб ты от всех сомнений был свободен,
Добавлю поясненье,* и тогда
Ты зоркостью со мною станешь сходен.

124

Ты говоришь: «И пламя, и вода,
И воздух, и земля, и их смешенья,
Придя в истленье, гибнут без следа.

127

А это ведь, однако же, творенья!
И если речь твоя была верна,
Им надо быть избавленным от тленья».

130

Брат! Ангелы и чистая страна,
Где ты сейчас, — я так бы изложила, —
В их совершенстве созданы сполна.*

133

И те стихии, что ты назвал было,
И сложенное ими естество
Образовала созданная сила.

136

Сотворены* само их вещество
И сила тех творящих излучений,
Что льют светила, движась вкруг него.

139

Душа животных и душа растений
Из свойственной среды извлечены
Лучами и движеньем звездной сени.

142

А ваши жизни в вас вдохновлены
Всевышней благостью и к ней всецело,
В нее влюбленные, устремлены.

145

На этом основать ты можешь смело
И ваше воскресенье, если ты
Припомнишь, как творилось ваше тело

148

И творенье прародительской четы».


     Песнь восьмая
     Третье небо — Венера — Любвеобильные
1

В погибшем мире* веровать привыкли,
Что излученья буйной страсти льет —
Киприда, движась в третьем эпицикле;*

4

И воздавал не только ей почет
Обетов, жертв и песенного звона
В былом неведенье былой народ,

7

Но чтились вместе с ней, как мать — Диона,
И Купидон — как сын; и басня шла,
Что на руки его брала Дидона.*

10

Той, кем я начал, названа была
Звезда, которая взирает страстно
На солнце то вдогонку, то с чела.*

13

Как мы туда взлетели, мне неясно;
Но что мы — в ней, уверило меня
Лицо вожатой, став вдвойне прекрасно.

16

Как различимы искры средь огня
Иль голос в голосе, когда в движенье
Придет второй, а первый ждет, звеня,

19

Так в этом свете видел я круженье
Других светил, и разный бег их мчал,
Как, верно, разно вечное их зренье.*

22

От мерзлой тучи ветер не слетал
Настолько быстрый, зримый иль незримый,
Чтоб он не показался тих и вял

25

В сравненье с тем, как были к нам стремимы
Святые светы, покидая пляс,
Возникший там, где реют серафимы.*

28

Из глуби тех, кто был вблизи от нас,
«Осанна» так звучала, что томился
По этим звукам я с тех пор не раз.

31

Потом один от прочих отделился
И начал так: «Мы все служить тебе
Спешим, чтоб ты о нас возвеселился.

34

В одном кругу, круженье и алчбе
Наш сонм с чредой Начал* небесных мчится,
Которым ты сказал, в земной судьбе:

37

«Вы, чьей заботой третья твердь кружится»;*
Мы так полны любви, что для тебя
Нам будет сладко и остановиться».

40

Мои глаза доверили себя
Глазам владычицы и, их ответом
Сомнение и робость истребя,

43

Вновь утолились этим щедрым светом,
И я: «Скажи мне, кто вы», — произнес,
Замкнув большое чувство в слове этом.

46

Как в мощи и в объеме он возрос
От радости, — чья сила умножала
Былую радость, — слыша мой вопрос!

49

И, став таким, он мне сказал: «Я мало
Жил в дельном мире;* будь мой век продлен,
То многих бы грядущих зол не стало.

52

Я от тебя весельем утаен,
В лучах его сиянья незаметный,
Как червячок средь шелковых пелен.

55

Меня любил ты, с нежностью не тщетной:
Будь я в том мире, ты бы увидал
Не только лишь листву любви ответной.

58

Тот левый берег, где свой быстрый вал
Проносит, смешанная с Соргой, Рона,
Господства моего в грядущем ждал;*

61

Ждал рог авзонский, где стоят Катона,
Гаэта, Бари, замкнуты в предел
От Верде к Тронто до морского лона.*

64

И на челе моем уже блестел
Венец земли, где льется ток Дуная,*
Когда в немецких долах отшумел;

67

Прекрасная Тринакрия, — вдоль края,
Где от Пахина уперся в Пелор
Залив, под Эвром стонущий, мгляная

70

Не от Тифея, а от серных гор,* —
Ждала бы государей, мной рожденных
От Карла и Рудольфа, до сих пор,

73

Когда бы произвол, для угнетенных
Мучительный, Палермо не увлек
Вскричать: «Бей, бей!» — восстав на беззаконных.*

76

И если бы мой брат предвидеть мог,
Он с каталонской жадной нищетою
Расстался бы, чтоб избежать тревог;*

79

Ему пора бы, к своему покою,
Иль хоть другим, его груженый струг
Не загружать поклажею двойною:

82

Раз он, сын щедрого, на щедрость туг,
Ему хоть слуг иметь бы надлежало,
Которые не жадны класть в сундук».

85

«То ликованье, что во мне взыграло
От слов твоих, о господин мой, там,
Где всяких благ скончанье и начало,

88

Ты видишь, верю, как я вижу сам;
Оно мне тем милей; и тем дороже,
Что зримо вникшим в божество глазам.

91

Ты дал мне радость, дай мне ясность тоже;
Я тем смущен, услышав отзыв твой,
Что сладкое зерно столь горьким всхоже».*

94

Так я; и он: «Вняв истине одной,
К тому, чем вызвано твое сомненье,
Ты станешь грудью, как стоишь спиной.

97

Тот, кто приводит в счастье и вращенье
Мир, где ты всходишь, в недрах этих тел



Пред. стр.65 След.




© Книги 2011-2018