Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Божественная комедия (илл. Доре) - стр.57
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы


Ты больше скорби вынесешь, взирая».

70

Крушится легче дуб на крутизне
Под ветром, налетевшим с полуночи
Или рожденным в Ярбиной стране,*

73

Чем поднял я на зов чело и очи;
И, бороду взамен лица назвав,
Она отраву сделала жесточе.

76

Когда я каждый распрямил сустав,
Глаз различил, что первенцы творенья*
Дождем цветов не окропляют трав;

79

И я увидел, полн еще смятенья,
Что Беатриче взоры навела
На Зверя, слившего два воплощенья.*

82

Хоть за рекой и не открыв чела, —
Она себя былую побеждала*
Мощнее, чем других, когда жила.

85

Крапива скорби так меня сжигала,
Что, чем сильней я что-либо любил,
Тем ненавистней это мне предстало.

88

Такой укор мне сердце укусил,
Что я упал; что делалось со мною,
То знает та, кем я повержен был.

91

Обретши силы в сердце, над собою
Я увидал сплетавшую венок*
И услыхал: «Держись, держись, рукою!»

94

Меня, по горло погрузи в поток,
Она влекла и легкими стопами
Поверх воды скользила, как челнок.

97

Когда блаженный берег был над нами,
«Asperges me»,* — так нежно раздалось,
Что мне не вспомнить, не сказать словами.

100

Меж тем она, взметнув ладони врозь,
Склонилась надо мной и погрузила
Мне голову, так что глотнуть пришлось.*

103

Потом, омытым влагой, поместила
Меж четверых красавиц* в хоровод,
И каждая меня рукой укрыла.

106

«Мы нимфы — здесь, мы — звезды в тьме высот;*
Лик Беатриче не был миру явлен,
Когда служить ей мы пришли вперед.*

109

Ты будешь нами перед ней поставлен;
Но вникнешь в свет ее отрадных глаз
Среди тех трех, чей взор острей направлен».*

112

Так мне они пропели; и тотчас
Мы перед грудью у Грифона стали,
Имея Беатриче против нас.

115

«Не береги очей, — они сказали. —
Вот изумруды, те, что с давних пор
Оружием любви тебя сражали».

118

Сто сот желаний, жарче, чем костер,
Вонзили взгляд мой в очи Беатриче,
Все на Грифона устремлявшей взор.

121

Как солнце в зеркале, в таком величье
Двусущный Зверь в их глубине сиял,
То вдруг в одном, то вдруг в другом обличье.*

124

Суди, читатель, как мой ум блуждал,
Когда предмет стоял неизмененный,
А в отраженье облик изменял.

127

Пока, ликующий и изумленный,
Мой дух не мог насытиться едой,
Которой алчет голод утоленный, —

130

Отмеченные высшей красотой,
Три остальные, распевая хором,
Ко мне свой пляс приблизили святой.

133

«Взгляни, о Беатриче, дивным взором
На верного, — звучала песня та, —
Пришедшего по кручам и просторам!

136

Даруй нам милость и твои уста
Разоблачи, чтобы твоя вторая
Ему была открыта красота!»*

139

О света вечного краса живая,
Кто так исчах и побледнел без сна
В тени Парнаса, струй его вкушая,

142

Чтоб мысль его и речь была властна
Изобразить, какою ты явилась,
Гармонией небес осенена,

145

Когда в свободном воздухе открылась?


     Песнь тридцать вторая
     Земной Рай — Древо познания
1

Мои глаза так алчно утоляли
Десятилетней жажды* жгучий зной,
Что все другие чувства мертвы стали;

4

Взор здесь и там был огражден стеной
Невнятия, влекомый неуклонно
В былую сеть улыбкой неземной;

7

Но влево отклонился принужденно,
Когда из уст богинь,* стоявших там,
Раздалось слово: «Слишком напряженно!»

10

Упадок зренья, свойственный глазам,
В которых солнце свеже отразилось,
Меня на время приобщил к слепцам;

13

Когда же с малым зренье вновь сроднилось
(Я молвлю «с малым», мысля о большом,
С которым ощущенье разлучилось),

16

Я видел — вправо повернув плечом,
Святое войско шло стезей возвратной,*
С седмицей свеч и с солнцем пред челом.

19

Как, оградив себя щитами, ратный
Заходит строй, за стягом идя вспять,
Пока порядок не создаст обратный, —

22

Так стран небесных головная рать
Вся перед нами прежде растянулась,
Чем колесница стала загибать.

25

Из женщин каждая к оси вернулась,
И благодатный груз повлек Грифон,
Но ни перо на нем не шелохнулось.

28

Та, кем я был сквозь воду проведен,
И я, и Стаций шли с руки, где круче
Колесный след в загибе закруглен.

31

Так, через лес, пустынный и дремучий
С тех пор, как змею женщина вняла,
Мы шли под голос ангельских созвучий.

34

Насколько трижды пролетит стрела,
Настолько удалясь, мы шаг прервали,
И Беатриче на землю сошла.

37

Тогда «Адам!» все тихо пророптали
И обступили древо, чьих ветвей
Ни листья, ни цветы не украшали.*

40

Его намет, чем выше, тем мощней
И вправо расширявшийся, и влево,
Дивил бы индов высотой своей.

43

«Хвала тебе, Грифон, за то, что древа
Не ранишь клювом;* вкус отраден в нем,
Но горькие терзанья терпит чрево», —

46

Вскричали прочие, обстав кругом
Могучий ствол; и Зверь двоерожденный:
«Так семя всякой правды соблюдем».

49

И, к дышлу колесницы обращенный,
Он к сирой ветви сам его привлек,
Связав их вязью, из нее сплетенной.*

52

Как наши поросли, когда поток
Большого света смешан с тем, который
Вслед за ельцом небесным ждет свой срок,*

55

Пестро рядятся в свежие уборы,
Пока еще не под другой звездой
Коней для Солнца запрягают Оры, —

58

Так в цвет, светлей фиалки полевой
И гуще розы, облеклось растенье,
Где прежде каждый сук был неживой.

61

Я не постиг нездешнее хваленье,
Которое весь сонм их возгласил,
И не дослушал до конца их пенье.

64

Умей я начертать, как усыпил
Сказ о Сиринге очи стражу злому,*
Который бденье дорого купил,

67

Я, подражая образцу такому,
Живописал бы, как ввергался в сон;
Но пусть искуснейший опишет дрему.

70

А я скажу, как я был пробужден
И полог сна раздрали блеск мгновенный
И возглас: «Встань же! Чем ты усыплен?»*

73

Как, цвет увидев яблони священной,
Чьим брачным пиром небеса полны
И чьи плоды бесплотным вожделенны,

76

Петр, Иоанн и Яков, сражены
Бесчувствием, очнулись от глагола,
Который разрушал и глубже сны,

79

И видели, что лишена их школа
Уже и Моисея, и Ильи,
И на учителе другая стола,* —

82

Так я очнулся, в смутном забытьи
Увидев над собой при этом кличе
Ту, что вдоль струй вела шаги мои.

85

В смятенье, я сказал: «Где Беатриче?»
И та: «Она воссела у корней
Листвы, обретшей новое величье.



Пред. стр.57 След.




© Книги 2011-2018