Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34 Антигона - стр.1
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы

     Софокл
     Антигона
     Трагедия
     (пер. Фаддея Зелинского)

     Действующие лица
     Антигона, Исмена — дочери Эдипа
     Креонт, фиванский царь
     Евридика, его жена
     Гемон, их сын
     Тиресий, слепой старик — прорицатель
      Страж
      Вестник
     Домочадец Креонта
     Хор фиванских старцев
     Без слов: слуги Креонта; прислужницы Евридики.
     Действие происходит перед царским дворцом в Фивах.

     Пролог

Антигона
(вызывая из дворца Исмену)


Сестра родная, общей крови отпрыск,
Исмена, слушай. Тяжелы проклятья
Над семенем Эдипа — и при нас
Им, видно, всем свершиться суждено.
Казалось бы, и горя, и бесчестья,
И скверны, и греха всю чашу мы
До дна с тобой испили? Нет, не всю!
Ты знаешь ли, какой приказ недавно
Всем объявил Креонт-военачальник?…
Не знаешь, вижу, — а беда грозит
10 Ужасная тому, кто мил обеим.


Исмена
О милых я не слышала вестей, —
Ни горького, ни радостного слова, —
С тех пор, как наши братья друг от друга
Смерть приняли в один и тот же день.
Но вот настала ночь, и рать аргивян
На родину бежала; я не знаю,
Сулит ли скорбь иль радость этот день.


Антигона
Я так и думала — и из дворца
Тебя велела вызвать, чтоб о деле
Поговорить с тобой наедине.


Исмена
20 Ты вся дрожишь… о, что случилось, молви!


Антигона
Вот что случилось. Одного лишь брата
Почтил Креонт, и даже свыше меры;
Другой последней милости лишен.
Могиле отдал прах он Этеокла?
По правде праведной и по закону,
И он велик среди теней в аду.
А Полиника труп несчастный в поле
Поруганный лежит; никто не волен
Его ни перстью, ни слезой почтить;
Без похорон, без дани плача должно
Его оставить, чтобы алчным птицам
30 Роскошной снедью стала плоть его.
Так приказал достойный наш Креонт
Всему народу, и тебе, и мне…
О да, и мне! А кто еще не знает,
Тому он здесь объявит свой приказ.
И не пустым считает он его:
Плащ каменный расправы всенародной
Ослушнику грозит. Вот весть моя.
Теперь решай: быть благородной хочешь,
Иль благородных дочерью дурной?


Исмена
Несчастная, возможно ль? Крепок узел;
40 Мне ни стянуть, ни развязать его.


Антигона
Согласна труд и кару разделить?


Исмена
Какую кару? В чем твое решенье?


Антигона
Своей рукою мертвого зарыть.


Исмена
Как, — хоронить запрету вопреки?


Антигена
Да — ибо это брат и мой и твой.
Не уличат меня[1] в измене долгу.


Исмена
О дерзкая! Наперекор Креонту?


Антигона
Меня моих он прав лишить не может.


Исмена
Сестра, сестра! Припомни, как отец наш
50 Погиб без славы, без любви народной;
Как, сам себя в злодействе уличив,
Он двух очей рукою самосудной
Себя лишил.[2] Припомни, как страдальца
Мать и жена — два слова, плоть одна! —
В петле висячей жизнь свою сгубила.
Еще припомни: оба наших брата,
Самоубийственной дыша отвагой,
Одной и той же смертью полегли.
Лишь мы теперь остались. Всех позорней
Погибнем мы, когда, поправ закон,
60 Нарушим власть и волю мы царя.
Опомнись! В женской родились мы доле;
Не нам с мужами враждовать, сестра.
Им власть дана, мы — в подданстве; хотя бы
И горшим словом оскорбил нас вождь —
Смириться надо. Помолюсь подземным,
Чтоб мне простили попранный завет,
Но власть имущим покорюсь: бороться
Превыше силы — безрассудный подвиг.


Антигона
Уж не прошу я ни о чем тебя,
И если б ты мне помощь предложила,
70 Я б неохотно приняла ее.
Храни же ум свой для себя, а брата
Я схороню. Прекрасна в деле этом
И смерть. В гробу лежать я буду, брату
Любимому любимая сестра,
Пав жертвою святого преступленья.
Дороже мне подземным угодить,
Чем здешним: не под властью ли подземных
Всю вечность мне придется провести?
Ты иначе решила — попирай же
В бесчестье то, что бог нам чтить велел.


Исмена
Я не бесчещу заповеди божьей,
Но гражданам перечить не могу.


Антигона
80 При том и оставайся. — Я же брата
Любимого могилою почту.


Исмена
Несчастная! Мне страшно за тебя.


Антигона
Меня оставь, — живи своею правдой.


Исмена
Храни же в тайне замысел опасный,
Не посвящай чужих! И я смолчу.


Антигона
Всем говори! Услугою молчанья
Ты лишь усилишь ненависть мою.


Исмена
Твой пламень сердца душу леденит!


Антигона
Но тем, кому служу я, он угоден.


Исмена
80 Несбыточны твои желанья, верь мне!


Антигона
Коль так — мой пыл остынет сам собой.


Исмена
И приступать к несбыточному праздно.


Антигона
Так продолжай — и ненавистна будешь
Усопшему навеки, как и мне.
Нет, пусть я буду вовсе безрассудна,
Пусть претерплю обещанный удар —
Но я не отрекусь от славной смерти.


Исмена
Прощай сестра! Мечта твоя, безумна,
Но для родных ты истинно родная.

(Расходятся.)


     Парод
     Со стороны города появляется Хор фиванских старцев.
Строфа I

Хор
100 Здравствуй, Солнца желанный луч!
Краше всех просиявших зорь
Над Диркейским святым руслом[3]
Ты сверкнул, золотого дня
Ясный взор, после долгой мглы
Свет неся семивратным Фивам!
Ты же, жгучей шпорой вонзясь,
Вражью рать о белых щитах,
Что к нам Аргос в бой снарядил,
В бегство двинул быстрее.


Корифей
110 Поднялась она гордо на нашу страну,
Под грозой Полиниковых гневных речей.



стр.1 След.




© Книги 2011-2017