Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34 Суперсыщик Калле Блумквист - стр.1
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы

     Астрид Линдгрен
     Суперсыщик Калле Блумквист

     I. Суперсыщик Калле Блумквист

     1
     Кровь! Никаких сомнений - это кровь!
     Он не отрывал глаз от красного пятна, видимого сквозь увеличительное стекло. Затем, переместив курительную трубку из одного уголка рта в другой, вздохнул: ясное дело, это - кровь. А что еще бывает, когда порежешь палец? Хотя это пятно должно было стать решающим доказательством того, что сэр Генри все-таки убил свою жену. Это пятно - результат одного из самых потрясающих убийств, какие только выпадали когда-либо на долю сыщика. Однако, увы, на самом деле все было совсем иначе. Печальная правда заключалась в том, что ножик выскользнул у Калле из рук, когда он собирался очинить карандаш. Но тут уж, право, сэр Генри совершенно не виноват. И прежде всего потому, что сэра Генри, этого идиота, на свете вообще не существовало. Горько, но факт! Почему некоторым так везет и они рождаются в злачных кварталах Лондона или в преступных кругах Чикаго, где убийства и выстрелы в трущобах - вполне заурядное дело? Между тем как он… Калле невольно оторвал взгляд от кровавого пятна и выглянул в окно.
     Там, в лучах летнего солнца, необычайно мирно и спокойно дремала улица Стургатан [1]. Цвели каштаны. На улице не видно было ни души, если не считать кошки пекаря, сидевшей на краю тротуара и облизывавшей лапки. Даже наметанный глаз самого искушенного сыщика не мог бы обнаружить ни малейшего намека на то, что тут было совершено преступление. Да, абсолютно безнадежно быть сыщиком в этом городке! Когда он, Калле, вырастет, он при малейшей возможности подастся в злачные районы Лондона. А может, лучше выбрать Чикаго? Папаша, правда, желает, чтобы он торговал в его бакалейной лавке. В его лавке! Он! Еще чего не хватало! Да, тогда им всем будет сплошная лафа! Ну да, им, этим убийцам и бандитам в Лондоне и Чикаго! Вот уж распояшутся и пойдут убивать всех подряд - налево и направо. И некому будет их остановить. А он, Калле, будет тем временем торчать в отцовской лавке, сворачивать кульки и отвешивать жидкое мыло и дрожжи. Нет уж, увольте, он вовсе не собирается стать каким-то там бакалейщиком-изюмщиком! Сыщик или никто! Папаше придется выбирать! Выбор большой: Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро, лорд Питер Уимси [2], Калле Блумквист! Калле смаковал все эти слова. А он, Калле Блумквист, намеревается стать самым лучшим из них всех, вместе взятых!
     - Кровь! Никаких сомнений! - удовлетворенно пробормотал он.
     На лестнице послышался скрип. Через несколько секунд кто-то рванул дверь, и на пороге предстал разгоряченный и запыхавшийся Андерс.
     Оглядев его критическим взглядом, Калле сделал некоторые наблюдения.
     - Ты мчался во всю прыть, - сказал он наконец.
     Его тон не допускал ни малейшего возражения.
     - Конечно, я мчался во всю прыть, - раздраженно заметил Андерс. - А ты, никак, думал, будто меня на носилках принесут?
     Калле украдкой спрятал трубку.
     И вовсе не потому, что боялся, как бы Андерс не застал его за запретным занятием - с трубкой в зубах. В трубке ни крошки табаку не было! Однако когда сыщик сражается с разными криминалистическими загадками, без трубки просто не обойтись! Даже если в данный момент табак кончился.
     - Не прошвырнешься ли со мной, хотя бы ненадолго? - спросил Андерс и рухнул на кровать, где спал Калле.
     Калле согласно кивнул головой. Конечно, он пойдет вместе с Андерсом! Ведь в любом случае ему необходимо, как патрульному, хотя бы разок обойти улицы, пока не настал вечер, на случай, если вдруг вынырнет какой-нибудь подозрительный тип! Разумеется, в городе есть полицейские, но уж детективной-то литературы он начитался предостаточно и знает цену им всем. Им не распознать убийцу, даже если они столкнутся с ним нос к носу.
     Калле сунул увеличительное стекло в ящик стола. И вот уже они, Андерс и Калле, со страшным шумом мчатся вниз по лестнице, сотрясая дом до самого основания.
     - Калле, не забудь, вечером надо полить клубнику!
     Эти слова прокричала мама, высунувшись из дверей кухни. Калле успокаивающе помахал ей рукой. Ладно, мол, и так ясно, что надо полить клубнику! Когда-нибудь потом, когда он убедится, что никакие темные личности, затаившие преступные замыслы, не шныряют по улицам.
     Да, жаль, конечно, но на это мало надежд. Хотя лучше всего быть настороже. Ведь в фильме «Дело Бакстона» здорово показано, как это бывает. Там преступники самым мирным образом расхаживают по городу, и вдруг - бах! - в ночи раздается выстрел, а потом, не успеешь и глазом моргнуть, как сразу, одно за другим, - целых четыре убийства! На это у негодяев прямой расчет! Разве можно заподозрить что-либо в таком вот маленьком городке в такой вот прекрасный летний день? Но, в таком случае, они не знают Калле Блумквиста!
     Лавка находилась в нижнем этаже дома. «Бакалейная лавка Виктора Блумквиста» - было написано на вывеске.
     - Попроси у папаши немного карамелек, - предложил Андерс.
     Калле и самому пришла в голову эта великолепная идея. Сунув голову в дверь, он увидел, что за прилавком собственной высокой персоной стоит бакалейщик Виктор Блумквист. Это и был его папа.
     - Папа, можно, я возьму несколько вон тех, полосатеньких?
     Хозяин «Бакалейной лавки Виктора Блумквиста» бросил полный любви взгляд на своего светловолосого отпрыска и добродушно что-то пробормотал. Калле сунул руку в ящик с карамельками. Бормотанье означало, что разрешение дано. Затем он быстро вернулся к Андерсу, сидевшему в ожидании на качелях под грушевым деревом. Но у Андерса в этот миг никакого интереса к тем «полосатеньким» не было. Поглупевшим взглядом уставился он на некий предмет во дворе пекаря. «Предметом» была дочка пекаря Ева Лотта. Она тоже сидела на своих качелях и ела булочку. А к тому же еще, раскачиваясь, напевала песенку, потому что была дамой, сведущей во многих искусствах:


стр.1 След.




© Книги 2011-2017