Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский. Часть первая - стр.169
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     Вот первые слова пергамента, обнаруженного в свинцовой шкатулке:
     Академики из Аргамасильи, местечка в Ламанче, на жизнь и на кончину доблестного Дон Кихота Ламанчского
     Hoc Scripserunt[289]
Черномаза, академика Аргамасильского,
на гробницу дон Кихота
эпитафия

Скиталец, словно Грецию — Язон[290],
Прославивший ламанчские пределы;
Чудак, чей ум, как флюгер заржавелый,
И ветрен был, и столь же изощрен;


Певец, меж виршеплетов всех времен,
Быть может, самый тонкий и умелый;
Боец, настолько яростный и смелый,
Что до границ Катая[291] славен он;


Тот, кто, затмив собою Амадисов,
Гигантов, словно карликов, сражал;
Тот, кто был даме предан всей душою;


Тот, кто, вселяя зависть в Бельянисов,
Верхом на Росинанте разъезжал,
Почиет под холодной сей плитою.

Крохобора, академика Аргамасильского,
In Laudem Dulcineae De Toboso[292]
сонет

Ты, кто узрел сей толстогубый рот,
Внушительную стать и лик курносый,
Знай: это Дульсинея из Тобосо,
Которою пленился Дон Кихот.


О ней мечтал он ночи напролет,
Монтьеля травянистые откосы
И Сьерры Негры[293] голые утесы
Исхаживая, пеший, взад-вперед,


В чем Росинант повинен… О светила!
Зачем судили вы, чтоб в цвете лет
С обоими произошло несчастье?


Ее красу от нас могила скрыла,
А он, хотя узнал о нем весь свет,
Погублен ложью, завистью и страстью.

Сумасброда, остроумнейшего академика Аргамасильского,
в похвалу Росинанту, коню дон Кихота Ламанчского
сонет

На тот алмазный трон, где столько лет
Марс восседал, от крови весь багровый,
Взошел Ламанчец и рукой суровой
Над миром поднял стяг своих побед.


В столь грозные доспехи он одет,
Столь остр его клинок, разить готовый,
Что новый сей герой в манере новой
Быть должен новой музою воспет.


Британию до звезд во время оно
Отвага Амадиса вознесла,
Его сынами греки знамениты;


Но днесь Кихот введен во храм Беллоны[294],
И гордая Ламанча превзошла
Владенья грека и отчизну бритта.


Его дела не могут быть забыты:
Ведь Росинант — и тот таких коней,
Как Брильядор[295] с Баярдом[296], стал славней.

Зубоскала, академика Аргамасильского,
Санчо Пансе
сонет

Вот Санчо Панса. Хоть он ростом мал,
Но доблестью велик, и мир покуда,
В чем, если нужно, я порукой буду, —
Верней оруженосца не видал.


Он возведенья в графы ожидал,
Но не дождался, что отнюдь не чудо:
С ним во вражде был свет, а свет — Иуда.
Его осла — и то б живым сглодал.


И на скотине этой безответной
За незлобивым Росинантом вновь
Потрюхал сей воитель незлобивый.


О сладкие надежды, как вы тщетны!
Вы нам на миг разгорячите кровь —
И стали тенью, сном, химерой лживой.

Чертолома, академика Аргамасильского
на гробницу дон Кихота
эпитафия

Дон Кихот, что здесь лежит,
Росинанта обладатель,
Приключений был искатель,
Был он также часто бит.
Рядом с рыцарем зарыт
Санчо Панса, малый нравный,
Но оруженосец славный.
Пусть господь его простит!

Тикитака, академика Аргамасильского,
на гробницу Дульсинеи Тобосской
эпитафия

Мир навеки обрела
В сей могиле Дульсинея,
Смерть расправилась и с нею,
Хоть крепка она была.


Гордость своего села,
Не знатна, но чистокровна,
В Дон Кихоте пыл любовный
Эта скотница зажгла.

     Вот и все стихи, какие нам удалось разобрать; в остальных же буквы были попорчены червями, вследствие чего пришлось передать их одному академику, дабы он прочитал их предположительно. По имеющимся сведениям, он этого добился усидчивым и кропотливым трудом и, в надежде на третий выезд Дон Кихота, намеревается обнародовать их.
     Forse altri cantera con miglior plettro[297]
     Конец первой части


Пред. стр.169




© Книги 2011-2018