Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34 Ревизор - стр.20
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     

     Явление XV
     Те же и городничий впопыхах.
     Городничий. Ваше превосходительство! не погубите! не погубите!
     Хлестаков. Что с вами?
     Городничий. Там купцы жаловались вашему превосходительству. Честью уверяю, и наполовину нет того, что они говорят. Они сами обманывают и обмеривают народ. Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, врет. Она сама себя высекла.
     Хлестаков. Провались унтер-офицерша — мне не до нее!
     Городничий. Не верьте, не верьте! Это такие лгуны… им вот эдакой ребенок не поверит. Они уж и всему городу известны за лгунов. А насчет мошенничества, осмелюсь доложить: это такие мошенники, каких свет не производил.
     Анна Андреевна. Знаешь ли ты, какой чести удостоивает нас Иван Александрович? Он просит руки нашей дочери.
     Городничий. Куда! куда!.. Рехнулась, матушка! Не извольте гневаться, ваше превосходительство: она немного с придурью, такова же была и мать ее.
     Хлестаков. Да, я точно прошу руки. Я влюблен.
     Городничий. Не могу верить, ваше превосходительство!
     Анна Андреевна. Да когда говорят тебе?
     Хлестаков. Я не шутя вам говорю… Я могу от любви свихнуть с ума.
     Городничий. Не смею верить, не достоин такой чести.
     Хлестаков. Да, если вы не согласитесь отдать руки Марьи Антоновны, то я черт знает что готов…
     Городничий. Не могу верить: изволите шутить, ваше превосходительство!
     Анна Андреевна. Ах, какой чурбан в самом деле! Ну, когда тебе толкуют?
     Городничий. Не могу верить.
     Хлестаков. Отдайте, отдайте! Я отчаянный человек, я решусь на все: когда застрелюсь, вас под суд отдадут.
     Городничий. Ах, боже мой! Я, ей-ей, не виноват ни душою, ни телом. Не извольте гневаться! Извольте поступать так, как вашей милости угодно! У меня, право, в голове теперь… я и сам не знаю, что делается. Такой дурак теперь сделался, каким еще никогда не бывал.
     Анна Андреевна. Ну, благословляй!
     Хлестаков подходит с Марьей Антоновной.
     Городничий. Да благословит вас бог, а я не виноват.
     Хлестаков целуется с Марьей Антоновной. Городничий смотрит на них.
     Что за черт! в самом деле! (Протирает глаза.) Целуются! Ах, батюшки, целуются! Точный жених! (Вскрикивает, подпрыгивая от радости.) Ай, Антон! Ай, Антон! Ай, городничий! Вона, как дело-то пошло!

     Явление XVI
     Те же и Осип.
     Осип.Лошади готовы.
     Хлестаков. А, хорошо… я сейчас.
     Городничий. Как-с? Изволите ехать?
     Хлестаков. Да, еду.
     Городничий. А когда же, то есть… вы изволили сами намекнуть насчет, кажется, свадьбы?
     Хлестаков. А это… На одну минуту только… на один день к дяде — богатый старик; а завтра же и назад.
     Городничий. Не смеем никак удерживать, в надежде благополучного возвращения.
     Хлестаков. Как же, как же, я вдруг. Прощайте, любовь моя… нет, просто не могу выразить! Прощайте, душенька! (Целует ее ручку.)
     Городничий. Да не нужно ли вам в дорогу чего-нибудь? Вы изволили, кажется, нуждаться в деньгах?
     Хлестаков. О нет, к чему это? (Немного подумав.) А впрочем, пожалуй.
     Городничий. Сколько угодно вам?
     Хлестаков. Да вот тогда вы дали двести, то есть не двести, а четыреста, — я не хочу воспользоваться вашею ошибкою, — так, пожалуй, и теперь столько же, чтобы уже ровно было восемьсот.
     Городничий. Сейчас! (Вынимает из бумажника.) Еще, как нарочно, самыми новенькими бумажками.
     Хлестаков. А, да! (Берет и рассматривает ассигнации.) Это хорошо. Ведь это, говорят, новое счастье, когда новенькими бумажками.
     Городничий. Так точно-с.
     Хлестаков. Прощайте, Антон Антонович! Очень обязан за ваше гостеприимство. Я признаюсь от всего сердца: мне нигде не было такого хорошего приема. Прощайте, Анна Андреевна! Прощайте, моя душенька Марья Антоновна!
     Выходят.
     За сценой:
     Голос Хлестакова. Прощайте, ангел души моей Марья Антоновна!
     Голос городничего. Как же это вы? прямо так на перекладной и едете?
     Голос Хлестакова. Да, я привык уж так. У меня голова болит от рессор.
     Голос ямщика. Тпр…
     Голос городничего. Так, по крайней мере, чем-нибудь застлать, хотя бы ковриком. Не прикажете ли, я велю подать коврик?
     Голос Хлестакова. Нет, зачем? это пустое; а впрочем, пожалуй, пусть дают коврик.
     Голос городничего. Эй, Авдотья! ступай в кладовую, вынь ковер самый лучший — что по голубому полю, персидский. Скорей!
     Голос ямщика. Тпр…
     Голос городничего. Когда же прикажете ожидать вас?
     Голос Хлестакова. Завтра или послезавтра.
     Голоса Осипа. А, это ковер? давай его сюда, клади вот так! Теперь давай-ка с этой стороны сена.
     Голос ямщика. Тпр…
     Голоса Осипа. Вот с этой стороны! сюда! еще! хорошо. Славно будет. (Бьет рукою по ковру.) Теперь садитесь, ваше благородие!
     Голос Хлестакова. Прощайте, Антон Антонович!
     Голос городничего. Прощайте, ваше превосходительство!
     Женские голоса. Прощайте, Иван Александрович!
     Голос Хлестакова. Прощайте, маменька!
     Голос ямщика. Эй вы, залетные!
     Колокольчик звенит. Занавес опускается.

     Действие пятое
     Та же комната

     Явление I
     Городничий, Анна Андреевна и Марья Антоновна.
     Городничий. Что, Анна Андреевна? а? Думала ли ты что-нибудь об этом? Этой богатый приз, канальство! Ну, признайся откровенно: тебе и во сне не виделось — просто из какой-нибудь городничихи и вдруг… фу ты, канальство!.. с каким дьяволом породнилась!
     Анна Андреевна. Совсем нет; я давно это знала. Это тебе в диковинку, потому что ты простой человек, никогда не видел порядочных людей.
     Городничий. Я сам, матушка, порядочный человек. Однако ж, право, как подумаешь, Анна Андреевна, какие мы с тобой теперь птицы сделались! а, Анна Андреевна? Высокого полета, черт побери! Постой же, теперь я задам перцу все этим охотникам подавать просьбы и доносы. Эй, кто там?
     Входит квартальный.
     А, это ты, Иван Карпович! Призови-ка сюда, брат, купцов! Вот я их, каналий! Так жаловаться на меня? Вишь ты, проклятый иудейский народ! Постойте ж, голубчики! Прежде я вас кормил до усов только, а теперь накормлю до бороды. Запиши всех, кто только ходил бить челом на меня, и вот этих больше всего писак, писак, которые закручивали им просьбы. Да объяви всем, чтоб знали: что вот, дискать, какую честь бог послал городничему, — что выдает дочь свою не то чтобы за какого-нибудь простого человека, а за такого, что и на свете еще не было, что может все сделать, все, все, все! Всем объяви, чтобы все знали. Кричи во весь народ, валяй в колокола, черт возьми! Уж когда торжество, так торжество!


Пред. стр.20 След.




© Книги 2011-2017