Warning: fopen(tmp/log.txt): failed to open stream: Permission denied in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 30

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 33

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/kyser/data/www/e-bookcase.ru/core.php on line 34
Кондуит и Швамбрания - стр.76
Сделать стартовой    Добавить в избранное   
Библиотека школьной литературы
     
     И веселая канонада голландок заглушала урчанье пустых желудков.
     Чубарьков менял книги чуть ли не ежедневно. Он читал запоем и аккуратно посещал все наши спектакли, диспуты, вечера. Его звонкие, словно металлические, аплодисменты воодушевляли нас. Самого же его больше воодушевляло присутствие Дины. Дина имела на него, как он сам говорил, большое культурное влияние. Разные несознательные говорили, что комиссар просто влюблен. Но это нас не касалось.

ПРОСТАЯ ЗЕМЛЯ
     В разгар работы мы устроили большой вечер. Пригласили родителей наших ребят. В библиотеке произвели генеральную уборку, сняли всю паутину и повесили новые плакаты. Пришли почему-то только матери. Они поправляли гребешки на затылках и прятали большие руки под платком на животе. Им предоставили лучшие места. Дина и Зорька угощали их чаем без сахара, хотя и с повидлом.
     Но совсем новое чувство общего хозяйствования и какого-то особого огромного гостеприимства толкнуло меня и Оську на подвиг. Я оделся, чтобы сбегать домой.
     – Швамбранский сахар? – спросил Оська, поняв меня.
     – Безусловно! – сказал я.
     Дина была искренне тронута. Я представлял себе, что бы вышло, если бы все это видел Степка Атлантида.
     «Вот, Степка, – сказал бы я, – отдаю на общую пользу всю сладкую частную собственность».
     «Молодец парень! – сказал бы Степка. – Так и должен действовать матрос революции».
     И с гордостью, распирающей наши сердца, наблюдали мы, как матери пили чай со швамбранским сахаром вприкуску.
     Мы ставили в этот вечер второе действие «Женитьбы» Гоголя.
     – Глянь, глянь, Петровна, – восхищались в зале матери, – мой-то как ногами выступает! Чистый кавалер!
     – Батюшки! Нюрка это, ей богу, Нюрка… Обрядилась до чего… Не признаешь.
     – А Нинка-то, Нинка наша!.. Скажите на милость, ну откуда форс берется?
     – Энтот тощенький чей?.. Докторов?.. То-то, я ви-жу, больно аккуратно выражается.
     – Сергунька-то мой до чего свою обязанность выучил… Вот бес!.. Поперед всех частит… Который в будке, взопрел небось ему подсказывать.
     – Степанида, а Степанида, где ж твой-то?
     – Моего не видать: он занавес держит. Успех был сокрушительный. Артисты едва не задохнулись в материнских объятиях зрителей. После спектакля Оська читал описание украинской ночи из «Сорочинской ярмарки». Зал уселся и затих.
     – «Знаете ли вы украинскую ночь?» – с чувством начал Оська.
     – Нет, нет!!! – закричал зал. – Не знаем! Просим! Просим!
     – «Нет, вы не знаете украинской ночи!» – продолжал немного смущенный Оська.
     – Ясно, не знаем, – согласились матери. – Откуда нам знать? Какое наше воспитание было!
     Потом ребята водили матерей и показывали свои; плакаты, рисунки, журналы, доску газетных вырезок.
     – Ишь ты, целое у них тут государство! – говорили матери.
     Начались игры и танцы. Матери сперва жались к стене, смущались, но Динка и Зорька вытащили их на середину комнаты. Я грянул «Барыню» в четыре руки, считая пару Оськиных, и комната завертелась, как огромный волчок. У нас дома бывали елки и «вечера рождения», но никогда не было так весело и хорошо.
     – Ну, спасибо вам, Донна Диновна, – говорили матери, безудержно улыбаясь, – и вам, Зоренька, и вам, ребятишки. Спасибо. Наша-то молодость сгибла уж… Дожили хоть на ребят своих в радости посмотреть… Спасибо вам.
     – Себя благодарите, – говорила Дина, – все это в ваших руках.
     Озорница Клавдюшка потащила меня в «комнату сюрпризов». Один угол комнаты был задрапирован красивыми занавесками. Сверху висела доска с надписью: «Панорама. Вид в лунную ночь зимой».
     – Хочешь посмотреть? – спросила Клавдя. – Плати фантик.
     Я заплатил какой-то фант. Клавдя привернула лампы в комнате.
     – Гляди! – сказала она, раздергивая занавески. Я увидел золотую раму. В нее был вправлен чудесно изготовленный ночной зимний ландшафт. Голубое молоко луны заливало панораму. Отлично были скопированы покровские амбары. Стройная водокачка стояла посреди пустынной площади. В крохотных домах горели красные огоньки.
     – Похоже? – спросила Клавдя.
     – Очень! – сказал я. – Только красивее гораздо, чем в действительности. Кто это сделал?
     – Дина это сделала, – смеялась Клавдя, – и тебе обязательно показать велела. Гляди, гляди!
     Вдруг я увидел, что через панораму движется миниатюрный извозчик. В ту же минуту игрушечная ночь отпрыгнула назад. Перспектива углубилась. Амбары обрели нормальные масштабы, и я понял, что никакой панорамы нет. Рама была вставлена в большом окне. Окно выходило на площадь. Я смотрел на обыкновенную ночь в настоящем Покровске. Никогда бы я не подумал, что эта прекрасная ночь и все, что было сегодня на нашем вечере, могло происходить на простой земле. Туман скучной недействительности пал на Швамбранию. Швамбранская почва ускользала у меня из-под ног. Но в эту минуту я услышал обидный смех. Я оглянулся. Дина стояла за мной в толпе ребят.
     – Ну что? – сказала Дина. – Значит, тебе, выходит, золотая рамочка нужна? Тогда и Покровск в Швамбранию превращается? Эх, ты!
     Ребята смеялись. Оська подошел ко мне. Он взял меня за руку. Мы стояли с ним в кругу хохочущих ребят. Смеялся Феоктист Ухорсков. Смеялась Клавдя. Мы с Оськой тоже собирались было принять участие в общем осмеянии страны Большого Зуба, но горячая кровь швамбран ударила нам в голову. Как они смели издеваться, в самом деле?
     – Ну, поняли теперь, в чем фокус? – спросила Дина.
     Мы молчали.
     – Я вам объясню, ребята, – сказала Донна Дина. – Тут виной всему старая пословица: там хорошо, где нас нет. Но вот один известный коммунистический писатель так писал: пролетариату незачем строить себе мир в облаках, потому что он может основать, и основывает, свое царство на земле. И для того у нас пролетарская революция, чтоб было там хорошо, где мы…


Пред. стр.76 След.




© Книги 2011-2018